ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр КОВАЛЕНКО


«Мистер Весенний Дебют 2004»

Живет в Берлине. Врач.

РАССКАЗЫ

Мой бесхвостый Дар

Про таких детей говорят: «подарок судьбы». А ещё: «дар Божий»... И отнюдь не потому, что вундеркинд, паинька или маменькин сыночек. Увы, дело вовсе не в детских заслугах. ЭТО — просто наши чувства к ним, наши мысли. ЭТО между нами и ними — ОТ БОГА...

Интересно, а про собак так говорят? Про щенков?..

Чертовщина какая-то, что только в голову не лезет!..

А вот и не смешно, Белла для меня — дар Божий!.. Только почему ОН забирает её у меня?.. Или ЕМУ виднее?.. Да ни шиша — не отдам!!

— Белла! Белла!! — кричу что есть мочи в узкую чёрную щель.

С одной стороны — наглухо заколоченная щитами ДСП бетонная стена, с другой — пошарпанный металл порога. Где-то внизу — тонюсенькая полоска света с тЯнущимся из неё концом ремешка. И всё — ни звука в ответ!

Сколько же прошло секунд? Или минут?.. С тех пор, как беспощадно холодная дюралевая дверь сомкнулась прямо перед носом, оставив в застывших пальцах жалкую петлю поводка. Настолько тонкого и незначительного, что его проигнорировали тупые фотоэлементы. И дали роковую команду бездушному машинному мозгу, захлопнувшему створки лифта и потащившему меня прочь. Наверх, на далёкий седьмой этаж... Оставив часть меня там, внизу — мучаться и погибать. Частицу моего сердца...

Боже, за что так жесток ты ко мне?! Ведь сколько лет — нет, десятков лет! — я мечтал о ТАКОЙ собаке. Порода, расцветка, характер — всё как на подбор!.. Да нет, тьфу, не то — не главное!! Даже не объяснить... Это как у буддистов: в прошедших жизнях мы были не только людьми. А и прочими тварями божьими. Я вот, например, был собакой — уверен! Ну, а Белка была мне подругой. Или дочерью, мамой, сестрой — не суть — но абсолютно родственною мне душой... Словом, такое не объясняют — такое чувствуют. И знают...

В шахте тишина. Я стою на краю лифта и рукой не даю затвориться распахнувшимся дверцам. Распахнувшимся слишком поздно... Словно опасаюсь потерять контроль... Контроль над чем — над ситуацией? Смешно... Иль просто боясь, что окончательно разорвётся та ничтожная нить, связывающая меня с Беллой. Нить — в виде торчащего из безжалостно сомкнутой чудовищной пасти подо мной кусочка поводка, на другом конце которого — она, мой любимый щеночек... Теперь — беззвучный и бездыханный...

Сколько минуло времени? Жаль, не посмотрел на часы. Вернее, посмотрел — но позже. После того, как в исступлении вдавил жёлтую кнопку аварийного вызова в равнодушно-поблёскивающую панель. И официально-спокойный мужской баритон поинтересовался, что произошло... Что произошло!! Горе, несчастье, катастрофа — я захлёбывался от клокотавших во мне страданий, заикался!.. Кажется, до него не дошло.

— Назовите, пожалуйста, точный адрес, — бесстрастно прогнусавило из пустоты громкоговорителя.

О чём он?!. Ах, да, адрес — называю. Вплоть до почтового индекса и этажа. Выпаливаю скороговоркой, не задумываясь. Однако его этаж моей квартиры не интересует, а исключительно тот, на котором я застрял.

— Без понятия!! — ору в пустоту, начиная выходить из себя. — Где-то между первым и четвёртым!..

И действительно, как можно определить этаж, находясь в шахте, если лифт останавливается лишь на первом, четвёртом, седьмом и десятом. Так задумано, неизвестно какой логикой руководясь, ещё в далёкие семидесятые. И она самая, эта рационально-бесчеловечная архитекторская задумка, настигла меня здесь и сейчас, своим ужасным последствием... «Хотя, на поверхность сознания невесть откуда просачивается капля трезвости, — смогло ли изменить что-нибудь, останавливайся лифт на каждом этаже?..» Да, чёрт возьми, смогло!! Конечно бы изменило — я поравнялся б со вторым или третьим, разжал дверцы из шахты, сбежал вниз и — дал бы Бог — ещё успел спасти мою Беллу. Отстегнуть от ошейничка убийственный поводок, затянувший её наверх, под двухметровые своды, где она извивается в предсмертной агонии... Вернее, уже не извивается. Так долго не умирают...

Откуда-то из другого мира щёлкнул громкоговоритель:

— Немного подождите, сейчас я к вам кого-нибудь вышлю...

И всё, конец связи. Стойте, как это — «подождите», я не сказал же самого главного!! Оголтело жму на кнопку. Бесполезно — клавиши блокированы. Весь зайдясь, я что есть силы тарабаню кулаком по холодному металлу. Ни звука в ответ — шахта заизолирована основательно, по всем правилам строительной науки. Внизу, на первом этаже, пусто. Ну, а на четвёртом иль на седьмом им меня не услышать. Время позднее, двенадцатый час...

И попер меня чёрт гулять! Ведь уставший был, после работы, вдобавок простужен. Да нет же — к чистоте приучать надо, чтоб жена не ругалась. А плевать я хотел на эту вашу чистоту! Лучше б дома писалась себе ещё месяцами — только не это!.. Поздно, Белку не вернуть...

Она не знала лифта — прежняя хозяйка жила в частном секторе. И поэтому зайти в серебристую дюралевую кабинку её нужно было упрашивать всякий раз. Она расставляла лапки, пригибала к земле складчатую мордаху и со свойственным боксёрам упрямством исподлобья поглядывала на меня. Достану ли из кармана кусок галеты, протяну ли ей? Тогда можно и согласиться, зайти на время в отвратительную блестящую клетку. Раз уж ему это так важно...

На этот раз я прихватить галету забыл. Белка чувствовала и выпендривалась. Можно было, конечно, просто затянуть её в лифт на поводке, но я хотел действовать демократично. Пробудить, так сказать, собачье самосознание. А оно у двухмесячного щенка, как назло, никак не пробуждалось. И вот, грянуло несчастье...

Всё надеясь, что фотоэлементы сработают в последнее мгновенье, я продолжал сжимать в руке кожаную петлю. Напрасно — дверца захлопнулась, меня понесло наверх. В ужасе вскрикнув, я выпустил ремешок. Тот выскочил в щель и застрял где-то в шахте. Сработала блокировка, лифт остановился, створки разъехались в стороны. Я остановился в неизвестности, между временем и пространством, упёршись носом в пыльные щиты ДСП. Посреди мёртвой тишины...

Боже, за что?! Ведь сколько времени я отказывал себе в своём желании, ждал. Всё ждал подходящего момента... Сначала мешал затянувшийся поиск себя, потом учёба, работа, маленькие дети. И вот теперь, когда появилась возможность, — ТЫ так со мной. Я с мольбой сжимаю руки...

Поздно, Белку не вернуть. Внутри меня что-то переворачивается, обрывается и падает. Падает глубоко на дно шахты. Я смотрю ему вслед, но вижу лишь узкую светлую полоску с неподвижно натянутым поводком. Всё...

Несколько секунд я пребываю в трансе. Однако негативная энергия подобно цепной реакции уже множится, бурлит во мне. Поначалу лишь где-то на донышке. Проходит минута — и она поднимается, закипает и пузырится, требуя выхода. До боли в кулаках я вновь колочу о тускло поблёскивающие пластины вокруг себя... Сквозь глухой металлический гул прорывается какой-то звук, донёсшийся извне. Не то плач, не то скрип. Прислушиваюсь — тишина. Проверяю — ещё три крепких удара в стену. И вот теперь уже совершенно отчётливо до меня доносится испуганный визг моей Белки.

— Белла, Белла!! — кричу не своим голосом. — Белка, ты жива?!

Она снизу лишь жалобно скулит в ответ.

Надо бы поблагодарить Бога. Но нет времени, нужно что-то делать. Она там внизу, пригвождена к двери лифта, возможно, в полувисячем положении. Главное, конечно, она жива. Но ей очень страшно. И её могут украсть. Кто угодно — кто первым зайдёт в подъезд. Такую ведь иметь каждому захочется  — недаром все соседи как один умилялись да охали, едва стоило Белке выскочить на крыльцо. А соседей у нас в доме предостаточно — одиннадцать этажей по четыре квартиры на каждом. Многих и вообще-то в лицо не знаешь...

Надо что-то делать. Я осторожно прикладываю палец к кнопке аварийного вызова. На этот раз блокировка клавиш снята. Мне отвечает приятный женский голос.

— Девушка, я уже разговаривал с вашим коллегой, он знает адрес. У меня просьба, позвоните срочно моей жене и попросите её спуститься на первый этаж к лифту — у меня там собака на поводке висит...

— Как висит, в воздухе? — ужасается она.

— Надеюсь, что нет. По крайней мере она жива, а больше ничего я сказать не могу.

Я называю номер домашнего телефона. Через три минуты внизу раздаются причитания жены.

— Как там Белка, жива? — кричу в темноту.

— Жива, но страшно напугана, вся дрожит, — отвечает она. — Ты сам-то как?

— Я — нормально, — в голове рождается мысль. — Слушай, попробуй-ка выдернуть поводок. Может, лифт ещё и поедет. А то этих из аварийной службы пока дождёшься...

Нить ремешка внизу пару раз дёргается и исчезает по ту сторону щели. Вслед за этим моя дверь неспеша затворяется и лифт трогается с места. Транзитом через четвёртый и седьмой я наконец-то приземляюсь на первом этаже. Увидев меня, Белла на руках жены вся извивается от счастья своей тигрово-полосатой коричневой спинкой и мелко-мелко, словно в экстазе, подрагивает обрубком хвоста. Шершавым тёплым язычком она страстно вылизывает мне лицо... Нет, теперь уже никто не посягает отнять у меня мой ДАР, которого ждал я так долго.

Август 2005

«Мой бесхвостый дар» — «Линейный надсмотрщик» —  «Фашистка»«Как Гете за немецкий язык переживал»«Мой развратный дедушка»

Эссе — ФотоПародия на рассказ Лары Галль

«Весенний дебют 2004». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 700 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Избранные рассказы 2005». Е-сборник в формате PDF. Объем 1100 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Губина владимировна врач ортопед детский. . Геокоролев о автокурсах и автошколах королева.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com