ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь КОВАЛЬ


ПОСЛЕ ТОГО КАК НАЖМЕШЬ НА КУРОК

(ОТЧЕТ О КОМАНДИРОВКЕ В АФГАН)

Все лица и фамилии изменены. Любое сходство случайно.

«Мы бросили кошки,

Мы врылись в землю.

Зубами удерживаем редут.

Ведь здесь убивают не понарошку,

И не для съемок в атаку идут».

Durudu, 2005. Interlit

«Спросит маленький сын: пап, а как там, бою?..»

Из стихотворения И.Коваля

Вот уже более четверти века Афганистан — «горячая точка» для планеты. И хоть официально в американских отчетах и военных меморандумах активные действия на территории Афганистана окончены — там продолжается необъявленная война в самых сложных и коварных формах — на путевых артериях, горных тропах, равнинах и зеленках, в городах и военных базах. Все как тогда, еще в «нашу» афганскую. Первую... (сижу, курю), а может и вторую, и третью — кто знает, как их нужно считать? Может быть, количеством раз, когда оказывался на этой неспокойной земле, а может быть, еще как-то

 

Все как тогда, только на новом витке. Коалиция и марионеточное правительство контролируют только окрестности Кабула и более-менее север к Шайратону. Сказать, что американцы контролируют Кандагар, с уверенностью нельзя — потому как на военном языке это называется «The control of territory over the ominous environment». Весь бомонд Талибана накрепко обосновался в этой провинции. Наркокартели в крупных горных районах страны контролируют практически весь остальной Афганистан.

 

Из Узбекистана с военной базы США вылетали утром, чтобы днем в рабочее время быть уже в Кабуле. Запланированы встречи. В военном транспорте, кроме американских пехотинцев из горных отрядов, меня и Макса, немецкие военные специалисты Томас Хольтфельд и Шульц Маннер. С ними нам предстоит работать.

Потянулось время, и Афганский Гиндукуш под фюзеляжем. Ледники цеплялись за облака и приветствовали нас с Максом массивными выступами Панджшера. Время повернулось вспять или, по крайней мере, остановилось для нас.

Томас что-то говорит, наклонившись через меня, бравому лейтенанту-десантнику с нашивкой американского флага на левом рукаве, я слышу немецкую речь — американец оказался немецкого происхождения, что лишний раз доказывает, что нации «американец» не существует в природе.

 

...Горячий ветер пустыни Хаш, баграмская пыль, забивающая носоглотку совершенно по-старинному, не изменившаяся со времен присутствия 40-й армии, встретили нас порывисто приветливо, по-афгански, когда рампа транспортника «С»-14 открылась, выпуская нас и пехоту наружу. Служба военного аэродрома принялась выгружать авиа-карго. Рядом стояли гражданские Боинги национальных авиалиний. Спецназовцам после короткого отдыха предстояло дальнейшее путешествие до Кандагара на американскую базу ВВС — мы простились. Воинское братство людей, которые рискуют своими жизнями, везде одинаковое, на каком языке бы ты ни разговаривал.

За нами подъехал джип с усатым загорелым молодым афганцем за рулем и увез нас четверых к зданию вокзала и КПП «ISFA», минуя капониры и новые армейские постройки, а также «чек-пойнты», необходимые для всех прибывших лиц. Мы с Максом переглянулись — одна и та же мысль пришла нам в голову: а ничего тут и не изменилось. Все так же, как тогда в 84-м?! Только понтов стало побольше, посовременнее. Кое-где виднелись даже наши старые бараки. Хотя пока проходило «опознание» и проверка нашего багажа, я успел узнать много нового. Например, что теперь пыль, которую мы раньше боялись и считали причиной массового гепатита у нашего контингента, у пиндосов стала безвредной, почему? Парадокс. Может быть, по той причине, что кругом стояли санитарные помещения и туалетные передвижные комнаты, а вдоль разъездных дорог располагались аккуратные очистители, опреснители и современные душевые? Комфорт и удобства 21 века — так сейчас воюют, и теперь это, видимо, атрибут не только внешний, но и внутренний, повышающий реально боеспособность армии. Специальные современные спортивные комплексы рядом с окопами и блиндажами, это совсем не выдумка и не мираж, а повседневная жизнь солдата Коалиции, словно и не в Афгане ты, а где-то рядом с World Class на Рублевке. Столовые же скорее напоминали рестораны американского «фаст-фуда», чем армейские. Короче, полный «вери-велл». Шаблон Ирака, к маме не ходи. Этого у них не отнять — порядок. Ни одного случая гепатита — мрак. (Хотя мне кажется, врут). Даже обидно за бесцельно прожитые годы.

— Можете проходить, — проговорил сержант немецкой военной полиции, после того как проверил наши бумаги и получил одобрительный кивок американского полковника. Я окинул взглядом внушительную фигуру воина, его экипировку и сделал характерный знак рукой, что мол здорово, — он улыбнулся и ответил таким же жестом.

В этот день нас ждали еще 60 километров пути, дорога в Кабул.

Мы оделись в натовские бронежилеты, а Рахджи Нурим Шахирхан —  офицер местных сил Царандоя, пуштун, ненавидящий талибов, но приговаривающий все же многозначительно, как он ненавидит и американцев, — узнав, что мы русские, притащил нам два АК-74 и два боекомплекта. В сопровождении немецкого бронетранспортера мы двинулись по маршруту.

В Кабуле в загородной резиденции Германского руководства сил Коалиции по Антитеррористической операции и установлению демократического строя в Афганистане мы провели последующие сутки. Обсуждался вопрос о сотрудничестве по Хайберскому направлению. Джалаллабадская трасса, если ее можно так назвать, является ахиллесовой пятой всего контингента в Кабуле. Это вообще место, которое никто никогда не контролировал, по причине невозможности этого сделать. Направление из Пакистана на Кабул, через горную гряду Сулеймановых гор сейчас является стратегически важным для войск и при этом местом очень тревожным. Впрочем, так было всегда. Только сейчас еще забил тревогу и Пакистан из-за явной угрозы своей границе от наркотрафиков и агрессивных воюющих талибов.

Я вспомнил, как нас тогда, четверть века назад, пытались называть коммунистические идеологи — воины-интернационалисты! Как звучит, а?Сейчас ничего — тогда раздражало. Какие мы на хрен были интернационалисты, когда нас ненавидели и пытались уничтожить всеми способами. Точно так же как сейчас, с улыбкой на лице, беседуя с американскими солдатами на хорошем английском, молодые афганцы обещают, что будут очень жестко убивать их. Что их отцы убивали шурави, а они вырежут без зазрения совести американцев. В шутку, с улыбкой на лице, по-простому. И это в самом сердце сил Коалиции. Смешно? Мне не очень.

Мы пришли в свое время сюда с оружием с такой же мифической миссией, как и эти парни с американским флагом и молнией на предплечье, и убивали их, и мирных и воинствующих махометдинов... потому как не разберешь... какие они и кто именно. Не было особо времени разбираться. Там, где-то за этими гордыми горами, стоял их американский брат, стояла другая идеология, которая готовила повстанцев под знамена ислама, не задумываясь, что через десяток лет выращенный монстр перестанет слушаться строгого ошейника и выйдет из-под контроля. Все было брошено на войну с Советами. И Советы пали. Но... что же теперь?

Теперь все повторяется, только теперь мы действительно интернационалисты. Нет у нас идеологии, причем никакой. И в Ираке, и может быть, здесь мы пытаемся помочь людям уйти от этой злой войны, перестать быть воинами ислама и не смотреть больше на пришельцев через прорезь прицельной планки. Что-то сделать для предотвращения будущего глобального раскола мира и кровопролития.

Так думаем мы. Как думают они — покажет время. Пока все очень туманно и расплывчато и нет ответа ни на эти, ни на многие другие вопросы. Тот кто скажет, что в Афганистане все закончилось, либо дурак, либо политик, либо и то и другое вместе взятое, помноженное на подлость и коррупцию. Нужно знать этот народ, который живет по только ему известным законам — все как тысячу лет назад, хотя сейчас ощущение этой страной всего остального земного пространства и изменилось.

Резко бросается в глаза, что народ, особенно молодежь, превращается в яростных полиглотов — многие говорят на нескольких языках, в том числе европейских, зная немецкий и английский, можно не знать фарси и чувствовать себя свободно даже в сельской местности. Это резкое отличие скажем от Ирака, хотя последний казалось бы гораздо богаче и перспективней. В остальном, я увидел удивительное сходство — глаза людей из другого мира, не злобного в их понимании, но чуждого нам европейцам. Полное невосприятие непонятных для них терминов демократии и какой-то пресловутой свободы, когда по их территории ходят пришельцы с автоматами и проводят активную антитеррористическую операцию. По взглядам молодых людей и мужчин средних лет видно, что они пока терпят и выжидают. К тому же по моему сами не знают чего.

 

...В голове вертится строчка из недавно начатого стихотворения:

«Спросит маленький сын: пап, а как там, бою?..»

Отвечаю — не сыну, а кому-нибудь с психикой покрепче.

В бою убитые еще несколько десятков метров бегут в атаку, причем бывает, что и без головы. Сама голова, даже если на ней надет защитный шлем, разлетается от пули ДШК как арбуз от падения наземь, издавая при этом очень неприятный звук, от которого у некоторых близко находящихся людей бывает такой шок, от которого очень часто не оправляются никогда. Или так: человек, у которого оторвало половину тела, бежит на руках и читает стихи про березы, приказывая при этом всем идти в атаку, потому что спецназовский «самодел» пробивая со страшным хрустом легкие и внутренности человека, ребра и все прочее, убивает не просто так, а парализуя — потому как сделан из простой арматуры и не оставляет никаких шансов раненому — человек еще несколько минут живет, осознавая однако, что уже мертв...

Ну что?.. Может хватит?.. А то похоже это все на страшилки, может все таки пускай будут песни? Потому как не ответить мальчишке — нельзя. Нам отвечали и нашим отцам и дедам отвечали тоже в свое время — с грустными и жесткими глазами — их уцелевшие и искалеченные отцы, и рано овдовевшие матери. Потому-то они и выиграли ту страшную войну середины 20 века. Потому-то наша страна и имела героев Афгана, и даже не известного никому Вьетнама, и еще кучи горячих советских точек по всему миру. Потому-то и мы собственно родились.

И не нужна эта война молодым, но и без нее нельзя, без памяти о ней. Потому как есть Родина, и если нужно, то солдат за нее должен умереть, если ей угрожает опасность. Как, например, сейчас отсюда... из нынешнего Афгана... видны змеиные дороги белой смерти, ползущие в сторону моей Родины (и ваших тоже).

«Не начните третьей мировой...» — это цитата парня из Интерлита. Дима... она уже идет. Давно. И мы все на ней солдаты. И ты и я. Хотим мы этого или нет. И если у вас у кого-то есть дети — все равно мальчики или девочки, — вы на этой войне. Если вы живете на планете Земля — вы на этой войне. Если вы честный человек — вы на этой войне. Если вы привыкли думать свободно и видеть лица женщин без чадры — вы на этой войне. Потому что нет у «Третьей» ни конкретной территории, ни конкретной нации, ни конкретной даты. Она придет и убьет в любое время, в любое место, к каждому из нас, — и имя ей террор под маской борьбы с «неверными».

 

...Кручу в руках местные деньги, все те же афгани, что и при нас, но только новые, без нулей. Мы на рынке Кабула. Здесь на каждой улочке свой рынок — восток. Макс торгуется с дувальщиком, я смотрю на них  — мир да покой, если бы не глаза обступивших нас людей. Среди них я вижу наполненные злобой и ненавистью. Они резко гаснут и исчезают в толпе, едва я принимаюсь их искать. Восток переменчив, главное не стоять к нему спиной. Это здесь провокация. Немецкий офицер подает нам тревожный знак, и мы исчезаем в минивэне, ни на секунду не теряя контроля за толпой, за востоком. Глаза следят за нами... глаза противоречивых и суровых людей.

Завтра мы поедем исследовать трассу, практически в боевой рейд. И они вновь будут следить, ждать ошибки, на которую никто из нас не имеет права. В нас даже будут стрелять из дувала, и в предгорье разорвется шальная граната. Великие пуштунские воины будут проверять наши нервы на горных тропах, когда придется шататься по ним — разведка такое дело. А на разломанной кишлачной стене, за которой мы укроемся от обстрела во время привала, будет надпись не на дари или фарси, а на арабском, совершенно по-иракски, — с символикой и почерком Аль Каиды — смерть неверным.

По дороге я встречу старого ветерана, оставшегося здесь с той войны афганцев с «шурави». Пожелтевшего от горной плесени на старой броне и красной глиной на пробитых и полузгоревших стальных базах. Уставшего, брошенного своими, но живого. Он улыбнется мне, молча спросит по свойски «как дела?» (некоторые дамы засмеются в очередной раз — идиот, как можно разговаривать молча?) и простит, что мы и в этот раз проходим мимо и оставляем его, героя, на чужой земле.

Вы спросите меня — кто это? Я отвечу — Т-62, наш танк, истинный герой той войны. Герой, который спустя столько времени все еще может поразить своим умением и воинской сноровкой. Конечно не этот умирающий инвалид, а его собратья, которые удивили новых римлян на учениях в Пули-Чарки в августе этого года. Пиндосы были в шоке от «комфорта» внутри башни, но и от агрессивного 115-мм боевого настроя этой машины. В Афганистане они все еще на вооружении армии. Простота и надежность варвара в бою, это наш танк.

Идет война... И не хороших с плохими. Боже вас упаси так утрированно понимать смысл третьей мировой. Идет война миров — и, чем страшна эта война, в ней нет правых и неправых. Как выразился один израильский офицер — «Кто сказал, что арабы дураки или плохие, хуже нас? Во многом они даже лучше нас, их мотивация своих действий сильнее и серьезнее, на мой взгляд, и я их понимаю. Но что делать, если ты по другую сторону окопа? Это война».

 

...Обратная дорога тяжела. Чрево самолета бьет холодом. Из наушников друга слышен голос Расторгуева:

 

«Падала земля... С неба падала земля!

Выли черти сверху неба — Падла, говоря!

Плавилась броня, захлебнулся автомат...

Заглянул в глаза ты смерти, гвардии сержант...»

 

Афган 2005

Фоторепортаж из Афгана

«Летний дебют 2005». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Готовый к печати набор английских слов для заучивания можно найти на соответствующем сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com