ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ЮРИЙ ХАЗАНОВ


 

ОБ АВТОРЕ

Юрий Хазанов — поэт, прозаик, переводчик. Автор более 25 книг стихов и прозы и значительного количества переводов.

«На юрý» — новая книжка стихов, написанных в последние годы. В них автор подводит итоги прожитому и пережитому. В стихах отчетливая, «фирменная» ироническая авторская интонация.

Скачать книгу PDF

 

ОТ АВТОРА

Возраст мой «обалденный» — беспримерная дата: был я штатский, военный, был ребёнком когда-то...

Ребёнком был в Москве на Малой Бронной, а когда окончил школу, подался в город Ленинград, где поступил в Военно-транспортную Академию Красной Армии. Закончить её не успел: началась война с Германией, которую прошёл от Москвы до Вены. После демобилизации учился в Московском педагогическом институте и потом работал школьным учителем. Это занятие было совсем по душе, если бы не мизерная зарплата и полное расхождение с директором школы по вопросам педагогики и по поводу моего ношения светло-синих вельветовых брюк... И я оставил школу, стал официальным тунеядцем и начал зарабатывать на жизнь частными уроками, а также случайными переводами иноязычных «дáтских» стишков для газет. (К праздничным и прочим датам.) Это легкомысленное занятие постепенно вывело меня на более серьёзную работу по переводу поэзии и прозы и даже побудило к сочинению собственных произведений.

Родители у меня были, как писалось тогда в анкетах, «служащие»: мать служила лаборантом на кафедре в институте, отец — в плановом отделе фабрики. Повальные аресты 30-х годов его не обошли, но всё окончилось более-менее благополучно. (Не считая отключения лет на двадцать телефона у нас в квартире и отъёма — навсегда — одной из комнат.)

О себе могу добавить, что после, примерно, полувековых занятий литературой оказалось, что в минувшем столетии у меня напечатано (в московских издательствах) 13 книг собственных рассказов и повестей для детей и подростков (и ещё четыре книги изданы за границей). Это — помимо переводов англоязычных книг для детей и взрослых. Писал также (и переводил) пьесы для радио, для театров кукол; сделал сценарий для вышедшего кинофильма по моей повести «Я — Робин Гуд»; и даже либретто к опере «Чудесный клад» (для Детского музыкального театра).

А в XXI веке, уже совсем повзрослев, издал три сборника собственных стихов и вдвое больше книг прозы — всё это отнюдь не для детей и модными сейчас тиражами (которые раз в 500, а то и в 1000 меньше тиражей прежних). О переводах тоже старался не забывать... В Союзе писателей — с 1968 года.

 

 

СТИХИ ИЗ КНИГИ «НА ЮРУ»
Библиотечка СП Москвы

 

 

* * *

Я не был убит подо Ржевом,

Меня не зацапал рак;

Своим разинутым зевом

Меня не сожрал барак;

От брата я не отказчик,

Сумел не предать отца,

И гвозди в наш общий ящик

Не забивал до конца —

До самой, то есть, до шляпки,

А только всего на треть...

Достаньте мне белые тапки:

Я так хочу умереть!

 

 

ИТОГИ

 

Подвожу итоги,

Сбрасываю тоги —

С самого себя и с тех, кто близок и далёк:

С тех, кому обязан —

Дружбою повязан,

С тех, кого любил, люблю,

кто здесь, кто в землю лёг.

С тех, кто был в шинели,

С тех, с кем был в постели,

За столом, в суде, в машине, в бане, в кабаке...

И, без умилений,

С целых поколений,

Но не меч, стилó простое у меня в руке.

Не страдаю лично

Манией величья

И влезать не собираюсь в мантию судьи,

Но хочу, чтоб все мы —

Жители Системы —

Сохранили для потомков оттиски свои.

 

 

ПРОЩАЛЬНАЯ СИМФОНИЯ

(Музыка Гайдна)

 

Словно в симфонии Гайдна,

Гаснут одна за одной

Свечи, и смертная тайна

Где-то маячит стеной.

Эй, музыкант, шевелись-ка,

Дунь посильней на свечу!

Coda совсем уже близко,

Долго я ждать не хочу!

Скрипка давно замолчала,

Флейта умолкла за ней...

Больше не будет начала —

Лишь окончание дней.

 

 

ИЗ НОЧНЫХ СТИХОВ

 

1.

Я не тщусь оставить след,

Хладнокровно жду конца...

Я уже на тридцать лет

Старше своего отца.

Старше, чем Дюма, Сократ,

Сталин, Гитлер, «Ленинград»...

Вдруг до Войнич дотянусь —

Если раньше не загнусь.

 

2.

Я не поэт, а пишущий стихи.

И хороши они иль, в общем, плóхи,

Но все они — свидетели эпохи,

Вместилище для грязи и трухи,

В которых я мариновался с детства,

И очень крепок этот маринад —

А из бочонка никуда не деться:

Не для меня спасительный канат.

И оттого мой стих всегда измазан

И, может, пахнет как-то не совсем...

И я скажу вам больше: он заказан —

Заказан мне существованьем всем.

А по заказу, и ежу понятно,

«Нетленки» не создать нам отродясь:

На холст кладу я не мазки, а пятна —

В поэзии слуга я, а не князь.

Себе, поверьте, в общем, знаю цену,

Самим собой всегда стараюсь быть

И без оглядки я не рвусь на сцену,

Где лишь бы только место застолбить.

 

3.

Стихи писать затея,

Не знаю, что потом:

Порою на щите я,

Порою со щитом;

Порой — цветы на ложе,

Порою я распят,

Порой в трусливой дрожи

От головы до пят;

Порою снятся дамы,

Раздетые вполне;

Порой стучат тамтамы —

Как память о войне.

Но чаще снится обыск

Далёкою весной,

Девятилетний отпрыск

В рубашечке ночной;

Он в полночь был разбужен,

Не понял ничего:

Что это — поздний ужин?

Какое торжество?..

И дворник их небритый

Пришёл зачем-то вдруг,

И все шкафы открыты,

И бабушкин сундук?..

А гости — очень странно —

Суют повсюду нос:

Под валики дивана,

В углы, где пыли воз.

У всех чужие лица

И вид не гостевой;

Один вдруг начал рыться

В корзине бельевой:

И все кальсоны видно,

И мамино бельё...

«Ну, как тебе не стыдно?

Ведь это не твоё!»

 

Так я во сне кричал им

И гнал из дома прочь...

Жене сказал за чаем:

«Опять плохая ночь».

 

 

* * *

Не люблю пророков

И максималистов,

Не люблю героев —

Удальцов-рубак;

А люблю прожилки

На зелёных листьях,

Искренних страдальцев,

Женщин и собак.

Не люблю трибунов,

Зверски деловитых,

Злых отчизнолюбцев,

Хамов и сквалыг;

Грозных полководцев,

Лаврами увитых,

Не люблю известных,

Чей престиж велик.

 

Не люблю железных,

С нерушимой волей

И с одной мечтою:

Победить кого?

А люблю обычных,

Сотканных из болей,

Слабых, боязливых —

Словом, большинство.

 

 

ПЕСНЯ ОБ «ОРИНÓЧЕСТВЕ»

 

Я плыву по реке Оринóко,

На душе у меня одиноко;

Никуда не течёт река —

Ни уже, ни ещё, ни пока.

И плыву, и плыву, и плыву я,

От отчаянья тихо воя,

И не вижу вокруг никого я,

Никого давно не зову я.

Оплетают лианы мой ялик,

Скоро буду ими спелёнут;

Я лианам кричу: «Я лоялен!

Я, лианы, лоялен с пелёнок!

Я лоялен ко всякой суке,

В чистом виде беря этот термин,

Я лоялен круглые сутки

К падшей стерве и к павшей серне...

Не лоялен я только к черни —

Самой высшей и низшей касты, —

К той, которая по указке

Сколько хочешь напялит терний

На свою и мою макушку,

Прославляя участь такую...»

Оринóкую слышу кукушку,

Сколько мне она прокукует?..

Я плыву по реке одиноко,

На душе у меня Оринóко,

Так бы ринулся в ориночку

В реку бурную, в одиночку...

Не пускает меня лиана —

И вот это немного странно.

 

 

В ДОМЕ ТВОРЧЕСТВА

Ю.Х.

 

И вот опять ты в Доме творчества,

Вдыхаешь зимний воздух истово,

И всё твоё законоборчество

Кончается шкалой транзистора.

тут всё привычно и размеренно,

Решеньями не надо мучиться;

Тут сексуальной силой мерина

Своё ты измеряешь мужество.

Тут слёзы льются Ниагарами —

По ближним, по себе, по Авелю...

Но страх пред нарами и карами

Мешает встать с тахты продавленной;

Мешает, встав, принять решение,

Какому идолу свой дар нести —

Ведь на пути стоит лишение,

Пусть иллюзорной, элитарности.

И ты во сне идёшь по Бóстону,

Ведёшь в мечтах пресс-конференции,

И рукопись в уме уж послана,

И ты не ждёшь за то «Освенцима».

И славно тут тебе полёживать,

Погуливать лыжнёй проложенной,

Питаться пищею положенной,

И зря себя не растревоживать.

 

ТАМ ЖЕ...

 

Я шёл и лишал невинности лужи,

Покрытые тонким ледком,

Как вдруг внутри меня голос:

— Послушай,

А что как одним рывком?..

На это уже, обманувшись в идеях,

Пошёл не один поэт;

И даже Фадеев,

Немало содеяв,

Приставил к виску пистолет.

И даже...

Список на этом закроем:

Тут неуместна прыть.

Но всё ж для подобного дела героем

Надо немного быть;

Или борцом, как святые, крепким,

Или совсем алкашом,

Или таким, который зацепки

Вовсе на свете лишён...

 

Не знаю, в какую из категорий

Мне занести мой хомут...

Пока сам с собою кокетливо спорю,

Годы своё возьмут.

 

* * *

Вот и всё... Неужели всё прожито?

Неужели уже finita?

Эй ты, старость, не строй мне рожи-то:

Может, будешь ещё знаменита?

Неужели прошло горение —

Не волнует: кто чем живет?

Неужели пришло старение —

Клетки тоньше, а толще живот?

Неужели о всём продолдонено —

Об искусстве, о ценах, о бабах?

Неужели не греют ладони нам

Руки дружбы на новых ухабах?

Что ухаб? Так, словечко придумано;

Не ухаб, а давленье, колит...

И тоска — в том же самом ряду она.

Не писать бы, да что-то велит.

1970-е годы

 

Библиотечка СП Москвы

Скачать книгу PDF

Юрий Хазанов. На юру. Стихи. — М., 2014. Скачать книгу в формате PDF, 0,2 Мб. Стихи из книги

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com