ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ваграм КЕВОРКОВ


Ваграм Кеворков. Гул далеких лавин: книга прозы известного режиссера и писателя.

— М.: Книжный сад, 2013. — 352 с. ISBN 5-85676-150-3

О прозе Ваграма Кеворкова (р. 1938) писатель Юрий Кувалдин отзывается так: «Произведения… Кеворкова естественны и глубоки. В его героях мы узнаем себя, свои переживания, находим ответ на мучительные вопросы. И личные наши представления укрупняются, приобретают перспективу развития, помогая понять наше бессознательное тяготение к красоте, гармонии…» Кроме того, эта проза отличается искренностью, добрым юмором, кинематографичностью. В книгу вошли рассказы «Прозрение Васи Нельсона», «Сырые запахи реки», «Эликсир жизни», «Пять треугольников», «Жук», «Деликатность», «Детская водка», «Пустельга» и др. Вот, к примеру, начало рассказа «Подвиг Антона Чехова»: «Едва постигнув азбуку, я стал читать надписи на корешках стоявших на полке книг: Истургенев, Аспушкин, Апчехов, Мюлермонтов… Апчехов понравилось: похоже на «Апчхи»…»

 

Вероника Долина и Ваграм Кеворков в телефильме Юрия Кувалдина «Струна строки»

 

Нина КРАСНОВА

ТВОРЧЕСТВУ ВСЕ ВОЗРАСТЫ ПОКОРНЫ

Творческий юбилейный вечер Ваграма Кеворкова

Печатается по стенограмме Нины КРАСНОВОЙ с небольшими сокращениями.
Фото — Людмилы ОСОКИНОЙ

 

Есть писатели, которые рано начали писать и рано кончили, и успели написать всё до сорока с лишним лет, например Чехов или Гоголь, каждый из которых мог сказать о себе стихами Лермонтова: «Я раньше начал, кончу ране». А есть писатели, которые создали свои главные произведения после шестидесяти-семидесяти лет, например Аксаков. Из писателей нашего времени к этой категории принадлежит Ваграм Кеворков, который много лет работал режиссёром, артистом эстрады, конферансом, организатором и ведущим концертов, диктором телевидения, накапливая в себе материал для творчества, а книги стал писать в зрелом возрасте, «земную жизнь пройдя до половины», и выпустил уже четыре книги добротной прозы, куда вошли его рассказы, повести, эссе.

 

На днях в Малом зале ЦДЛа состоялся авторский вечер, посвященный 75-летию со дня рождения Ваграма Кеворкова. Туда пришли друзья и почитатели виновника торжества:

писатель и главный редактор журнала «Наша улица» Юрий КУВАЛДИН,

писатель и драматург Андрей ЯХОНТОВ,

поэтесса и бард Вероника ДОЛИНА,

поэтесса и главный редактор альманаха «Эолова арфа» Нина КРАСНОВА,

критик и литературовед Александр ЛЮСЫЙ,

литератор Наталья РУМАРЧУК,

писательница и библиограф Маргарита ПРОШИНА,

поэтесса, вдова поэта Юрия Влодова Людмила ОСОКИНА,

поэт Вячеслав КУПРИЯНОВ,

друг детства юбиляра Василий ГАПОНЕНКО,

 

Все они выступили у микрофона, высказали свои впечатления о творчестве юбиляра, поздравили его с юбилеем и с новой книгой «Гул далёких лавин», которая только что вышла в издательстве «Книжный сад». Выступил и сам юбиляр, Ваграм КЕВОРКОВ.

Вот стенограмма вечера (отснятого оператором на видеокамеру и записанного на диктофон).

 

Малый зал ЦДЛ. На каждом стуле лежат подарки от Ваграма Кеворкова своим читателям: его книги и газета «Слово» со статьей Нины Красновой о прозе Ваграма Кеворкова. Оператор ставит свою видеокамеру на штатив и включает «мотор».

 

Юрий КУВАЛДИН приветствует всех собравшихся в зале, открывает юбилейный вечер писателя и режиссёра Ваграма Кеворкова, рассказывает о том, как Ваграм Кеворков в 2005 году пришёл к нему в редакцию журнала «Наша улица» и принёс ему свои рассказы и сказал, что когда-то работал на центральном телевидении. Юрий Кувалдин, который когда-то тоже работал там, на Шаболовке, предложил ему: «Напишите об этом». Ваграм Кеворков написал о закулисье ТВ. И с тех пор стал постоянным автором «Нашей улицы», стал печататься в этом журнале и выпустил в издательстве у Юрия Кувалдина, в «Книжном саде», уже три книги прозы, третью — «Гул далёких лавин» — буквально на днях, в 2013 году, в год своего юбилея.

<...>

Проза Ваграма Борисовича Кеворкова отличается лаконизмом. Я понимаю, что он очень любит Чехова. Мы с ним как-то говорили о Чехове, и Ваграм Борисович высказал ряд интересных мыслей. Я говорю ему: «Напишите все свои впечатления о Чехове». Ваграм Борисович написал. Так родилось его эссе о Чехове. Антон Павлович Чехов — драматург. Ваграм Борисович не пишет драмы, но пишет драмы его друг и мой друг — замечательный писатель, драматург Андрей Яхонтов.

 

(Юрий Кувалдин предоставляет слово Андрею Яхонтову.)

 

Андрей ЯХОНТОВ:

— Редко встретишь такого хорошего писателя, как Ваграм Кеворков. Начинаешь его читать и не можешь остановиться, потому что хочется читать все дальше и дальше. В чем тут секрет? В том, что в его прозе созданы замечательные женские образы, женские характеры. Я думаю, что причина — в богатом жизненном опыте автора, у него такие потрясающие женщины, такие страдающие, такие любящие, такие мученические, редко где встречаются такие.

Рассказ «Я живу недалеко от Кремля» («Я живу возле Кремля») — об изломанной женской судьбе. Рассказ «Из-за носа» — о трагической женской судьбе. Рассказ «Эликсир жизни» — это, может быть, самый лучший рассказ, который перекроет Мопассана и перекроет все эротические и порнографические фильмы, вместе взятые. (Смех в зале.) Это действительно потрясающе! Вот говорили, что у Ваграма богатый телевизионный опыт. И вот в «Эликсире жизни» — телевизионщица, которая ненасытна к жизни и ненасытна к мужчинам, характер потрясающий совершенно! Я вспоминаю определение Олега Ефремова, которое он дал одной очень хорошей актрисе, он сказал: «Ебёна мать во плоти». (Смех в зале.) И вот когда я читал Ваграма, я поражался... Это настолько здорово, настолько сочно, настолько интересно... Ваграм, ты свой юбилей встречаешь в замечательной форме. Я вспоминаю одну фразу из комедии «Кавказская пленница» (выброшенную оттуда?), там один из тостов звучит так: дай тебе Бог в свое столетие быть посаженным за изнасилование!

(Смех в зале.)

 

Нина КРАСНОВА:

— Ой!

(Смех в зале.)

 

Андрей ЯХОНТОВ:

— Ваграм, я, читая твои книги, неизменно возвращаюсь к этим словам. А ты знаешь, что потенция мужчины, писателя всегда заключается только в одном — только в желании...

(Смех в зале.)

 

Ваграм КЕВОРКОВ:

— Буду стараться!

(Смех в зале.)

 

Андрей ЯХОНТОВ (снимает микрофончик со своего пиджака):

— А теперь без микрофона я тебе скажу: что может подарить один пишущий другому? Я тебе могу и хочу подарить свою маленькую книжечку, которая тоже о телевидении, называется она (Андрей Яхонтов обращается к Нине Красновой и Людмиле Осокиной, которые записывают выступления участников вечера на диктофон и на мобильный телефон, и называет название книжечки) — это не пишите...

(Смех в зале.)

 

Нина КРАСНОВА (со смехом):

— Пишем, пишем (в чистовом — публикуемом — варианте стенограммы Нина Краснова не записывает название книжечки, выполняя просьбу Андрея Яхонтова)...

 

Ваграм КЕВОРКОВ (Андрею Яхонтову):

— Спасибо огромное!

 

Юрий КУВАЛДИН:

— У меня идея такая возникла (такой образ): струна строки. Поэзия соединяется с прозой. А прозу делают, вернее... как там в дневнике Жюля Ренара: «Литературу делают волы». И ещё вспоминается мне на эту тему цитата (из «Полтавы» Пушкина. — Н. К.): «В одну телегу впрячь не можно / Коня и трепетную лань...». Но я буду вплетать. Поэзия делается на небесах, а проза делается за огромным письменным столом. Как я вижу Ваграма Борисовича Кеворкова? Он в халате, в колпаке, а в руке у него гусиное перо, он макает перо в бронзовую чернильницу и выводит буковки, не спеша. Да, он пишет рукой. Хотя... я вспоминаю свою беседу с Виктором Петровичем Астафьевым, когда он говорил мне: «Юра, надо писать рукой. Что ты всё на машинке долбишь? Я вот пишу рукой — рукой каждое слово чувствуется». Я говорю ему: «Виктор Петрович, пишем-то мы не рукой, не машинкой, а головой».

Струна строки!...

<…>

Я приглашаю выступить здесь небесного ангела песни Веронику Долину!

«Струна строки». Телефильм Юрия Кувалдина о Веронике Долиной и Ваграме Кеворкове

 

Вероника ДОЛИНА:

— Ваграм Борисыч, послушайте. Съежилась наша карта России. (Крым, где когда-то жил Ваграм Кеворков и где происходит действие многих его рассказов, больше не принадлежит России. — Н. К.) Многое чего у нас скукожилось. Есть удивительные вещи. Мы знаем, что в календаре всё же 365 дней в году, это тоже уже могло бы каким-то реформам подвергнуться. (Смех в зале.) Я по старой карте России (и Советского Союза) некогда очень активно и много подвигалась. И таким образом я когда-то попала в Пятигорск (где ещё раньше родился и учился Ваграм Кеворков. — Н. К.). Я попала в Пятигорск, и я тут же увидела, что какой это нетривиальный город, какие там нетривиальные люди, как все там непросто, как все там не банально... Что это там за пединститут такой? Что это за институт иностранных языков такой? Тут же после концерта люди показывали мне и пединститут, и институт иностранных языков, и переводы с Бог весть каких языков... Тут же люди стали рассказывать мне, какое кино они смотрят... Мой Бог, и это помимо Машука и прочих приятнейших подробностей, которые для меня, как для всех тогдашних людей, мало что видевших, казались какой-то совершенно особой экзотикой. Пятигорск вызвал у меня яркие впечатления. И я осталась с этими впечатлениями. И для меня-то абсолютно понятно, откуда у Ваграма Кеворкова вот такие простые человеческие рассказы, чрезвычайно сюжетные ситуации. Ну да, примерно из Пятигорска.

Так, теперь я спою свои песни. Мы (я имею в виду себя) тоже пишем много лет, и тоже не живем без сюжетов. У нас тоже есть — какой-никакой — свой Машук.

(Вероника Долина, аккомпанируя себе на гитаре, поёт свою песню «Эта книга пропахла твоим табаком».)

 

Вероника Долина

ЭТА КНИГА ПРОПАХЛА ТВОИМ ТАБАКОМ

 

Эта книга пропахла твоим табаком

И таким о тебе говорит языком:

«Не жалей ни о чем, дорогая».

И не то, чтоб со мною был прежде знаком,

И не то, чтобы мною был прежде иском...

Так и жили, не предполагая.

 

Этой книги, которая ростом с вершок,

Я потрогаю тонкий еще корешок.

«Не жалей ни о чем, дорогая», —

Прочитаю в твоем торопливом письме

И простейшие числа слагаю в уме —

Так и жили, не предполагая.

 

Я могла б написать «никого не виню»

Сообразно характеру, духу и дню,

«Не виню, ибо верю в удачу».

Но споткнусь о корявую эту строку

И щекою прильну к твоему табаку,

И не плачу, не плачу, не плачу.

 

Эта книга пропахла твоим табаком

И таким о тебе говорит языком:

«Не жалей ни о чем, дорогая».

И не то, чтоб со мною был прежде знаком,

И не то, чтобы мною был прежде иском...

Так и жили, не предполагая.

 

(Вероника Долина поёт свою песню «К китайской кухне».)

 

Вероника Долина

К КИТАЙСКОЙ КУХНЕ

 

Приходи, пожалуйста, пораньше,

Хоть бы и мело, и моросило.

Поведи меня в китайский ресторанчик —

Я хочу, чтоб все было красиво.

Полетим ни высоко, ни низко

По дороге этой по недлинной.

Ничего, что тут не Сан-Франциско —

Я крылечко знаю на Неглинной.

Будь, смотри, с китайцами приветлив.

Я который день воображаю,

Что несут нам жареных креветок

В красном соусе, — я это обожаю.

Что китайцу стоит расстараться?

Пусть обслужит нас по полной форме.

Пусть покажется московский ресторанчик

Мне крупицей золотистых калифорний...

Понимаешь, я могу там разреветься.

Разведу ужасное болото.

Потому что знаю — раз креветки,

Раз креветки — стало быть, свобода!

И приди, пожалуйста, пораньше,

Если в кои веки попросила.

Поведи меня в китайский ресторанчик.

Надо, чтобы все было красиво.

 

Я спою песню из ужасного далека, когда-то всё случается первый раз. Чудесные и очень расположенные ко мне люди первый раз стали стихи мои нескромные печатать, но сказали мне: убери слово бродячих моряков... убери... какие бродячие моряки? это невозможно вообразить... какие бродячие моряки?

 

ПЕСНЯ СВЕЧИ

 

Не гаси меня, свечу!

Я ещё гореть хочу.

Я жива еще покуда.

Не гаси меня, свечу.

 

Не протягивай ладонь,

Мой дружок прекрасный.

Я пока храню огонь —

Маленький, но ясный.

 

А без света нет ночи,

Без ночи нет света.

Без поэта нет свечи,

Без свечи — поэта.

 

Для бродячих моряков —

Маяков есть пламя.

Я — горящих мотыльков

Маленькое знамя.

 

Оттого-то и хочу

Я дожить до свету.

Не гаси меня, свечу!

Я свечу поэту.

 

Ну что там у нас внутри светится? Какая-нибудь небольшая улица нашего детства.

 

Вероника Долина

СРЕТЕНКА

 

Картинка иль, может, отметинка,

Отметинка на судьбе,

Гляди-ка, ведь это же Сретенка

Висит у тебя на губе.

 

Дело не в водоворотах,

А опять во мне одной,

Дело в Сретенских воротах,

Что захлопнулись за мной.

 

Я не то, чтобы с нею выросла,

Но она меня родила,

Это палочка детского вируса

Оболочку мою взяла.

 

Дело не в водоворотах,

А опять во мне одной,

Дело в Сретенских воротах,

Что захлопнулись за мной.

 

Уж не знаю я, что есть родина,

Но никто меня не украдёт,

Ибо Сретенка — это родинка,

Это до смерти не пройдёт.

 

Дело не в водоворотах,

А опять во мне одной,

Дело в Сретенских воротах,

Что захлопнулись за мной.

 

Дело не в водоворотах,

А опять во мне одной,

Дело в Сретенских воротах,

Что захлопнулись за мной.

 

Ну, и такую балладку я спою под конец...

 

СКОЛЬКО СРЕДИ ЛЮДЕЙ НИ ЖИВИ

 

Сколько среди людей ни живи —

Каждый царь или бог.

Но воспоминанье о старой любви

Всех застает врасплох.

И открывается пыльный том,

И ты не веришь глазам,

А там засушенный бледный бутон,

А был пурпурный розан.

Как он кончики пальцев колол,

Светился весь изнутри!

Как нож из ножен, из книги на стол

Он выпорхнул, посмотри.

Там пепел, пепел из лепестков.

Так собирай скорей,

Как много на свете тайных богов,

Как много явных царей.

Но и небожителей — да, увы —

Будь то царь или бог,

Воспоминанье о старой любви

Всегда застает врасплох.

 

Я за нашу неготовность ни к чему, за нашу глубоко упрятываемую детскость, которая есть и у Ваграм Борисовича.

 

«Струна строки». Телефильм Юрия Кувалдина о Веронике Долиной и Ваграме Кеворкове

................................................

Начало — ПродолжениеОкончание

Нина Краснова. Литературная гостиная Союза писателей XXI века в ЦДЛ

Н. Краснова. Презентация поэтической антологии Евгения Степанова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com