ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр КАРПЕНКО


Парадоксы Гамлета

Быть иль не быть —

                       вопрос иль заклинанье?

Нести свой крест — или срывать цветы?

Когда ты выбираешь недеянье —

Царь мира нерастраченного ты!

Ситуации, которые предлагает нам жизнь, бывают обманчивыми. Казалось бы, выведав у Призрака тайну смерти отца, Гамлет получил право на законную месть. Преступление не должно остаться безнаказанным во имя высшей справедливости. Но Гамлет — прежде всего человек мыслящий. От размышления до поступка — целый шаг, и, чтобы его сделать, нужна полная уверенность в правильности своих побуждений.

Гамлет не торопится действовать — но и не раскаивается в своей медлительности. Какой-нибудь великодушный герой рыцарского романа совершил бы месть немедленно, не раздумывая — и остался бы доволен собой. Не таков Гамлет. Он сомневается. Чем выше душевная организация человека, тем крепче в нём сомнение, тем сильнее в нём дух противоречия. Но ведь именно благодаря этому сомнению Гамлет не торопится пролить человеческую кровь, пускай это будет кровь преступника, злодея!

А что если Призрак не прав? Ведь он отошёл уже в мир иной, возможно ли, чтобы память о прошлой жизни по-прежнему осталась при нём? Надо проверить: нигде не сказано, что призраки всеведущи. И тут на помощь Гамлету приходить Его Величество Театр. У него появляется возможность сделать гениальную режиссуру — и, возможно, реализация его режиссёрского замысла принесла ему большее удовлетворение, нежели сама месть в окончательной редакции.

И вот Клавдий в ужасе поспешно уходит с представления. Он чудовищным образом себя выдал, развеяв, казалось бы, окончательно все сомнения. Чего ещё требуется Гамлету — иди и мсти. Но Гамлет опять медлит. Он уже не сомневается — он просто не знает, что ему делать с истиной.

А, может быть, Гамлет уже в этот момент сознавал, что месть его наполовину совершена, притом бескровно. В самом деле, кто мы такие, чтобы брать на себя право возмездия в этом мире? С другой стороны, зачем его откладывать на потом, уповая на муки братоубийцы в аду? Пусть он вкусит ад ещё в этом мире! Пусть его постоянно терзает напоминание о содеянном и страх за свою душу. Пусть он посмотрит на себя со стороны! Возможно, увидев гамлетовскую «мышеловку» до своего преступления, он бы на него не отважился — духу бы не хватило. Удивительна сила воздействия искусства!

Понимал ли в этот момент Гамлет, что смерть Клавдия была бы не совсем полноценной местью? Да, она избавила бы его от душевных мук, но вернуть ему живого отца она была бы не в силах.

И Гамлет опять медлит. Не потому, что он нерешителен по своей природе. У него ещё есть время на раздумье — и он не торопится делать выбор. В другой раз, прочитав депешу, которая готовила ему смерть, он ни секунды не раздумывает, как ему поступить. Он сразу же принимает решение. Наверное, потому, что в данной ситуации оно представлялось ему единственно возможным. К тому же, здесь, безусловно, сработал инстинкт самосохранения... И когда он слышит голос фискала за портьерой, он берёт свой кинжал и протыкает ткань, скрывающую, как ему тогда казалось, ненавистного ему человека...

Меня не покидает ощущение, что здесь что-то не так. Ума и решимости у Гамлета хватило бы на четверых. Но он всё время прислушивается к голосу сердца. Он не может понять, зачем его пытаются втравить в это безнадёжное дело о престолонаследии, зачем его, пока ещё свободного человека, пытаются лишить права выбора.

«Быть или не быть?» — это для него выбор приоритетности жизненных усилий. Должны ли мы вмешиваться в то, что до нас натворили наши предки — или, наоборот, этого делать не следует, ибо наше вмешательство, несмотря на самые добрые намерения, ничего хорошего, кроме крови, горя и мук наших ближних, уже не может принести? Нужна ли миру справедливость, оплаченная такой дорогой ценой? Стоит ли жизнь человеческая поруганной справедливости? Вот о чём, на мой взгляд, размышляет принц Датский, у которого, очевидно, знак Весы по ментальному гороскопу.

«А почему, собственно, я должен мстить? Пусть Призрак дождётся своего убийцу в царстве теней — и сам с ним поступает, как сочтёт нужным. Сын не ответствен за дела отца. Стоп. А как же я? Зачем же тогда я живу? Спать в одном доме с убийцей? Дожидаться его смерти, чтобы затем занять его престол? Неужели я так и остановлюсь в полушаге, ограничусь полумерой? А моя мать? Согласиться на этот брак? Никогда! Но что изменится в мире после моей мести? Ничего. Отца не вернёшь, Дания останется тюрьмой... Быть или не быть? Наверное, мне пока не под силу привести в гармонию расшатавшийся мир. Наверное...»

Разумного выбора нет. Гамлет слишком далеко зашёл в своих размышлениях. Аргументы «за» и «против» взаимно уравновесили друг друга — и это свело на нет его решимость. И тут его вывел из летаргии равновесия голос крови: его просит о мести родной отец, которого он так любил...

Судьба человека и миф о Сирано

Ещё современники Ростана заметили, что драматург изрядно переврал биографию известного писателя. Впрочем, видно было, что руководствовался он скорее благими целями: он нарочно героизировал образ писателя и сделал из него страдальца любви. Он поступил точно так же, как поступают современные иллюстраторы жизни замечательных людей далёкого прошлого — дополнив воображением недостающие факты. Но здесь-то факты были налицо — в избытке!

Но реальный Сирано де Бержерак был скорее неудачником, чем героем драмы — вот и пришлось автору, сохранив имена действующих лиц, придумать блистательную историю жизни этого человека. Авантюра удалась. Пьеса была настолько блистательной, что прототип и персонаж как бы поменялись ролями: теперь уже ростановского Сирано считают настоящим и приписывают ему поступки реально жившего в это время писателя. Можно сказать, что Эдмону Ростану удалось «облагородить» образ Сирано на века и сделать его мировой знаменитостью.

Собственно, нам теперь даже всё равно, имел в реальности Сирано свой изъян — длинный нос — или не имел, потому что его нос — это просто символ психологической неуверенности в себе (на месте носа могла быть какая угодно другая часть тела). Но часто судьба человека — продукт именно патологической психологии: Сирано кажется, что он страдает именно из-за своего носа, но это далеко не так, более того, именно нос делает этого человека знаменитым! Сколько людей, безуспешно трудящихся на поприще славы, с удовольствием поимели бы что-нибудь наподобие длинного носа, который бы выделял их из толпы себе подобных! Борису Моисееву частенько достаётся из-за его гомосексуализма — но этим-то он и интересен!

Судьба как будто нарочно делает так, что «не обращать внимание» на свой нос Сирано не может, как бы он того ни хотел, какую бы силу воли ни прикладывал. Если даже он о нём забудет, ему любезно напомнят окружающие. Казалось бы, неужели огромное количество прочих мужских достоинств неспособно перевесить в судьбе человека такую ерунду, как «несложившийся» нос? И оно перевешивает!

Но нос аккумулирует в себе всю его неуверенность, символизирует все его сомнения. Это — гипербола его платы за счастье...

Очень странное и стержневое место в мифе о Сирано занимает его возлюбленная, Роксана. Это блуждающий образ идеальной женщины, идеальной потому, что таковой она представляется поэту. Эта женщина живёт только в его грёзах. Реальная женщина, носящая то же имя, как водится, далеко не так идеальна, хотя, конечно же, «души прекрасные порывы» не чужды и ей.

На самом деле Сирано нелюбим вовсе не из-за своего носа, а из-за того, что его возлюбленная по дурацкой случайности именно в этот момент полюбила другого человека. А любовь как сильное, честное чувство, не умеет раздваиваться. Боюсь, что в подобной ситуации не преуспел бы даже Адонис, мужчина без изъянов. А так, если смотреть правде в глаза, то человек с искрой Божьей, которым без сомнения, был Сирано, просто по теории вероятности не может быть нелюбим всеми без исключения женщинами. Большинство женщин любят талантливых людей и готовы прощать им гораздо большие недостатки, чем неумеренно длинный нос и патологическое пристрастие к дуэлям. Но Сирано, к несчастью, хотел добиться именно той женщины, на которую у него практически не было шансов. Что ж, так поступили бы многие поэты, предпочтя журавля в небе скучной синице в ладонях. Честь ему и хвала за это!

Каждый мечтает быть непохожим на остальных, но мало кому это удаётся в действительности. Именно это удалось поэту, мушкетёру, философу, писателю и фантасту Сирано де Бержераку.

Пьеса о Сирано была написана в начале восьмидесятых годов, на волне моего увлечения пьесой театра Станиславского, с Сергеем Шакуровым в главной роли. Она несёт на себе всю ту лёгкость, свойственную моему стилю этого периода — простые рифмы, льющуюся речь, вдохновенную фантазию. В сущности, вся эта поэма является моей данью благодарности близкому мне по духу человеку — воину и поэту семнадцатого века Сирано де Бержераку.

ЛирикаСтихи для детейРассказы — Эссе — Статьи, критика, рецензии

Об авторе

Песни Александра Карпенко в исполнении автора

1
29.04.05
«У мальчишки украли лицо».
1,9

Загрузить!

2
29.04.05
«Поговори со мной, трава!»
2,4

Загрузить!

3
29.04.05

«Сирано».

2,9

Загрузить!

Электронная книга «Осенний дебют». Формат PDF, объем 1250 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Детальная информация Греция на нашем сайте Tenfold.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com