ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


 Родилась в Москве, закончила Московский институт химического машиностроения.

Автор трех книг — «Я родилась, чтоб прозвучать», «Нет, мы не итожим годы», «Складывая серое с голубым».

Издавалась в альманахах «Тени странника», «Ключ», «Истоки», «У», «Юность плюс», «Литклуб», в сборниках «Другой мир» и «Из атомов».

03.11.2011

 

 

СТИХИ 2017

 

 

* * *

А ты себя выдумал плавать со мною в грязь.

Там я тонула, а ты доставал и плакал.

Топил меня снова, опять надо мной смеясь.

И грязь нарастала, мы в ней продолжали плавать.

И что за теченье, когда все черным черно?

И где берега, согреться, уснуть, просохнуть.

Я чистой воды не видела так давно.

И мутный твой взор на запад ли, на восток ли...

На небо посмотришь, еще не касаясь дна.

Оступишься, мир потемнеет вовсе.

С тобой так давно я, как будто всю жизнь одна.

А ты со мной рядом. Да нет же — не рядом, возле.

 

 

* * *

Что же еще останется, милый мой,

Хворост волос разбросав по семи полям.

Ветер на море, значит, мы ждем прибой.

Ветер утихнет, будет все по нулям.

 

Сладко приснишься, мне бы еще гулять.

Вижу воронку, прячется в ней не эпоха — жизнь.

Гуглишь мой профиль, в нем я роняю взгляд,

Вот уловил, господи, на, держись.

 

Резкое время, хочется устоять.

Стала слепа я, мало поверит кто.

Я тебя спрячу. Лягу с тобою спать.

Что тебе снится? Думаю, конь в пальто.

 

Мы еще будем, мы еще были, мы...

Нежно ловили в жесткой подушке ночь.

Ты еще скажешь, где-то Москва и Минск.

Спросишь меня, сможешь себя превозмочь?

 

Жить не умела, вечно хотела быть.

Где перекресток? Сдох навигатор мой.

Нет не смогу, я не смогу забыть...

Знаешь, родной, щас побреду домой.

 

 

* * *

...И почему так не любила лето,

Что у земли в одной полоске света

Не упредить ни дождь, ни град, ни ветер,

Ни взлет росы при розовом рассвете,

Ни яркий полдень, что там за картина?

Мешаем краски, пачкаем гардины,

Меняем имя, новое влеченье.

Какое лето, холод приключенья.

Чужая жизнь, своя молчит с испуга.

И сладкий воздух снится, а проснешься — вьюга.

 

 

* * *

Будь ты безропотна, согбенна,

Хотя мгновение — права.

Не вся вода, в которой пена,

Есть море. Многое — молва.

Не вся вода, в которой зелень,

Болото. Чаще просто смех.

Не каждый выдох, знай, смертелен.

Но новый вдох всегда успех.

 

 

* * *

Как страшно жить в эпоху пустоты?

И сколько смысла в ней оставишь ты?

И кем еще наполнены пустоты?

Глаза откроешь — где ты, как ты, кто ты?

И тишина. Эпоха молчуна.

Как будто мир один, ты в нем — одна.

Какая-то бесцветная картина.

Срослись вы с этим миром пуповиной.

И кто ж ее паскудную отрежет?

Открой окно. В нем что? Фрамуги скрежет.

 

 

* * *

Не надо говорить, что ты была и пала.

Еще ты сможешь петь, еще ты сможешь плыть.

Гора к тебе пошла, пока всю жизнь стояла.

Попробуй наступить, попробуй расколоть.

 

Какой же смысл в горе для ждущей у подножья?

Лишь просто созерцать. Желаешь обойти?

Ведь то, что выше глаз, подчас зовется ложью.

А ты не верь словам, надумала — иди.

 

Не сможешь покорить. Какая нынче кара?

А что там за горой? Не стоит горевать.

Посмотришь с высоты, жди участи Икара.

Ну стой внизу, ликуй. Коль вышло ликовать.

 

 

* * *

А ты вошел в меня путем цветка,

Сначала в землю, пробивая тернии.

А дух твой птичий просит молока,

И глаз слезится в небо. Не найти мне термина,

Который объяснит любовь как путь —

Познанье сердца, тела, мысли, духа.

Ты посмотри в меня, не обессудь.

Смеется девочка, а лжет — старуха.

Смеется белая, но нерв меняет цвет.

И так — доплакаться до красного.

А чувств иных на свете нет,

За исключением прекрасного

Дневного счастья вкуса молока.

Я ухожу, я говорю: «Пока».

Бледнеет мир, не понимая почерк.

И светится небесная река,

Как будто, чтоб ушла, не хочет.

 

 

* * *

О Господи, а время не цветок,

Хотя роняет лепестки. И что же?

Вот был бутон, а стал один комок,

Который на траве готовит ложе.

 

А злыдень-день теряется в ночи,

Ты календарь листаешь мимоходом.

Найди вчера, оставь, ну, поищи.

И год уже сменился новым годом.

 

Проходит час, стирается верста,

Как слово улетает из гортани.

А время прячется, бежит из уст в уста

От лакомой улыбки и до брани.

 

Но как остановить? Не ровен час,

Коснется сна эпоха поцелуя.

Расцвел рассвет, он, как закат, погас.

Пощечина секундам. Аллилуйя.

 

 

* * *

Страшитесь галерки, оттуда не видно,

Оттуда не слышно и там не подскажешь.

Партера боитесь, в партере ведь стыдно,

Раз хлопнешь в ладоши, за это накажут.

И где же сидится в распроданном зале?

На оперу вышли, ой, право, не звали.

Вас ждали у входа с покупкой билета.

Но вас не дождались. Да жизнь не об этом.

 

 

* * *

Не всякий час, с которым по пути,

Несут в постель иль подают на ужин.

Ты кто? Остановиться иль идти,

Чтобы услышать, что опять ты нужен.

Не всякий день дарует вечер, ночь

Приходит иногда сестрой незваной.

И как собой родиться, превозмочь

Себя чужую, это ж любованье,

Оно капризно будоражит эго.

И как с умом остаться — бес-то-лочь —

Сестра чужая — попросила снега

У сонного безумного дождя.

Бегут минуты, как вода по крыше.

Где каждый шаг — прекрасный негодяй,

Так помолчи и ты ж его услышишь.

 

 

* * *

А ты меня о счастье не спросило:

Стращать себя отсутствием весны?

О, лето светлое, пришло почти без силы,

Десница держит шуйцу, две сосны

Почти согнулись, холода и ветры.

В тулупчике, сапожках лето светлое,

Согреть еще не пробуя себя,

Уже у ног и шепчет виновато:

— Прости, ты и весною бесновата.

Ты без любови с головы до пят.

Но холода проходят и, рыдая,

Дожди тебя до сердца разъедают,

Но завтра солнце, завтра белый свет.

И я, уже забывшая о плаче,

Ищу иные мысли в знойном мачо.

И снова лето... Сколько ж летних лет...

 

 

* * *

Как ты была водою у воды,

Почти сливаясь с тонкой кромкой брега.

Я берегла тебя до хрипоты,

А ты молчала, так лежит коряга

На ветре, иссыхая и гния,

Но зеленея в ощущенье счастья.

Так ты жила, но то была не я.

И то была агония отчасти.

Так ты болела. Любо дорог день,

Когда с цветами выходила в люди.

Ты сторонилась потолков и стен,

Которые твердили, что не любишь...

Не любишь, не умеешь, не живешь

И чахнешь, о себе не размышляя.

Посмотришь, видишь бабочку, то вошь,

Которая в пристрастие гуляет

По телу, по сознанью, бытию...

Так не живут, целуешь лишь культю,

Не длинны руки. Я в тебя не верю.

И вижу, в хвост большому кораблю

Ты смотришь зарисовкою на двери.

 

 

* * *

Мы падали и портились в меже...

А на грядах произрастало, Боже!

Кого же похоронят неглиже?...

Кому же в золоте готовят ложе?...

Кому — неясно, и какой востреб?

Зачем произрастать, коль скосит плаха?

Простите за такой полнейший стеб,

Но мокрая вчерашняя рубаха

Уже как флаг, кто и не знает, как...

Кто и как быть, и как упасть, не знает.

Ну, высохнет? А что нам до рубах?

Они уже как выцветшее знамя,

Плетутся подле старого вождя

И протирают грязные дороги.

А может быть пройти окрест? Пройдя,

Он так же спутано уложит ноги

В пристрастную пуховую постель...

Остынет путь и зацветет зарница.

Бог знает, что ж еще видать отсель

И как черна в потемках заграница!

 

 

* * *

Катастрофа прячется в плаще

Черном, неминуемом, плачевном.

Кто-то произносит вслух — ещё,

Но уже господствует в никчёмном

Мире разразившихся страстей,

Страхе неоправданных иллюзий.

Что еще предъявишь красоте,

Коль блаженный хам лежит на блюде

С треснутой надкусанной каймой,

С ветреной обрызганной надеждой.

Мы его дилемму не поймем,

Да и нет — он повторяет трижды,

Трижды, отрекаясь от святынь,

Потакая ложной аксиоме.

Блюдо уже подано. Остынь,

Всё уже опробуешь... Нет, — кроме —

Ветра, снега, плача и дождя...

Плащ повешен в антресолях божьих.

Что украсить именем вождя?

Как сказать, чтоб не испортить ложью?..

 

 

* * *

И хлеб не белый, и вода — не присная.

А ты идешь и пробуешь любви.

Как дорога с отчизной дешевизна.

Она — с лотка, в котором на крови

Ваять убежище иного духа,

Где, — мать-родна, — вдова, ребенок, шлюха,

Старуха, надзирательница, чмо...

Что скажешь, посади росток в дерьмо.

Колосья завтра — выше неба —

Смердит из ложа — молока и хлеба.

Поёшь, ликуешь: «Колыбель зерна!»...

И нефтью пахнет рожь и закрома.

Провидица — больна, дурна... Пародия...

«Колосья высоки!» — кричит юродивая,

И смотрит на ростки, их топчет бОсая.

Кнутом по небу водит али посохом.

Падёт... Аж пальчики уронит в урожай!

Рожай пошире, только бы не бедствовать.

И кто враги, и с кем пока соседствовать?...

Не плюй в колодец, береги ведро,

Слезами полное, вода ж — не присная.

... Зима кончается, и стынь такая ясная...

Колосья выше неба, в нём — зеро.

 

 

* * *

Хана — это всегда хана,

Когда весь мир посылает на...

Под крики чёрного воронья

«Не я», — кричишь, — «не я».

«Не ты», — раздаётся опять, — «не ты».

И лики вдовствующей пустоты

Внушают страх, прошибает пот,

Оттого что ты видишь под

Ханой, что нависла — над — страной,

Что уже не пройдет другой стороной.

Разляжется мир на культях и — ах, —

Не боится смертей и плах.

Но и это всё пролетит — пройдёт,

Когда твой живот до тебя снизойдёт.

Опять проблюёт слепой койот,

Вкушая одно гнильё.

Уберечься, как пить, от борьбы до беды.

Так твари в поисках еды

Кусают, лижут и просто лгут, —

Шкуру свою берегут.

И это не мягкий, не твёрдый знак.

Смотришь на воду — война, волна

Подступает к сердцу, она вольна

Тебя убить, развернуть,

Когда ты глядишь один на войну.

И сколько мгновений, и сколько минут,

Веков пролетает, лет.

Но ты не забудешь эту хану,

Когда открываешь дверь на войну,

И дальше другого нет.

Новые стихи — Стихи 2016-12Стихи 2011-07 Стихи 2006-04

Рассказы Фотокомпозиции

Об авторе. Новые стихи

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Услуги seo продвижения и рекламы.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com