ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джон БЁРД


ОЛОВЯННЫЙ СОЛДАТИК

ЧАСТЬ 2. МЕСТЬ

Отрывок. Вся повесть содержится в арх. файле

...Я попытался открыть глаза, но перед ними всё поплыло, и я их закрыл. Сознание не хотело возвращаться полностью, поэтому я снова отключился.

Не знаю, сколько я пролежал без сознания, но очнувшись, почувствовал себя намного лучше. Лёжа с закрытыми глазами, я пытался понять, насколько я цел. Сначала попробовал пошевелить пальцами рук, а затем и пальцами ног, вроде всё на месте. Я снова открыл глаза, минут пять перед ними была белая пелена. Потом туман рассеялся, и я понял, что смотрю в потолок. Значит, всё-таки жив, мелькнуло у меня в голове, ура! Я с трудом повернул голову, слева от меня было окно, за которым я разглядел дерево в вечерних сумерках. Окно не зарешечено, значит, я не в тюрьме, тогда, судя по запаху, это больница. В подтверждение своей догадки я увидел справа от себя ещё одну кровать, на которой лежал человек, к нему была подключена установка искусственной вентиляции легких. Я попытался сесть, но у меня закружилась голова, и к горлу подкатилась тошнота. Так что я снова потерял сознание.

Когда я вновь пришел в себя, за окном уже рассвело, а мой сосед по палате всё так же лежал, дыша через трубку. Я опять попытался принять сидячее положение, и у меня это получилось с первой попытки, заодно я сорвал с себя какой-то датчик. Сидя на кровати, я стал себя рассматривать, выискивая какие-нибудь увечья. Как выяснилось ещё вчера, руки и ноги у меня целы и на месте. Зато на груди красовался огромный шрам от пулевого ранения. От поиска других изъянов меня отвлёк звук открываемой двери, это была медсестра.

— Добрый день, — поздоровался я, — надеюсь, завтрак я не проспал?

Она смотрела на меня как на ожившего мертвеца, так и застыв в дверях. Мне это надоело, и чтобы разрядить обстановку я снова обратился к ней.

— Скажите, какое сегодня число? А то я тут у вас завалялся.

Нулевой результат, она всё так же ошарашенно смотрела на меня.

— Вы что, глухонемая? — вспылил я. — Мне плохо, я умираю, сделайте что-нибудь.

— Сейчас позову врача, — сказала она испуганно и выбежала в коридор.

Ну, врач хоть посообразительней будет, подумал я и посмотрел в окно.

Только сейчас я заметил, что дерево, которое увидел вчера, стоит полностью голое, без листвы. Значит на улице осень. Боже, это сколько же я здесь торчу, ужаснулся я.

— Ну и как вы себя чувствуете?

Я обернулся и увидел врача, стоящего в дверях.

— В общем, ничего, док, а когда я смогу выписаться?

— О, это будет нескоро, — сказал он, проверяя мой пульс.

Затем пришла очередь проверить мои рефлексы, после чего он удивленно добавил.

— Но для человека, который восемь месяцев провёл в коме, вы выглядите очень хорошо.

— Сколько вы сказали, док, я провёл в коме? — теперь настала моя очередь удивляться.

— Восемь месяцев. Да, нам пришлось здорово над вами поработать. Ранение в корпус — ерунда, но вот черепно-мозговое ранение, вы были на волосок от смерти.

Сказав это, он стал светить фонариком мне в глаза, следя за зрачками.

— Вы хотите сказать, что мне попали в голову?!

— В голову? Да вам полчерепа снесло, теперь там металлическая пластина, но мозг особо не задет, и рефлексы все в норме.

Он отошел от кровати и стал наполнять шприц какой-то жидкостью.

— Вам нужно больше отдыхать, я сделаю вам укол снотворного, а потом позвоню в полицию.

— Не надо звонить в полицию, док, никто, слышите, никто не должен знать, что я жив, понятно? — встрепенулся я, и было отчего.

— Успокойтесь, вам ничто не угрожает, а полиция вам только поможет, заодно установим вашу личность, — сказал он, подходя ко мне со шприцем в руке. — По инструкции я обязан сообщить в полицию, в вас стреляли, а это уголовное дело.

Знал бы ты, как она мне поможет, лет на двадцать пять поможет. Судя по всему, в больнице не знают моего настоящего имени, а полиции не составит труда узнать его по отпечаткам пальцев. А значит, они узнают мои предыдущие грешки, и мне придется отсидеть за них. Но не это самое страшное. Если Чарли узнает, что я жив, он сделает всё возможное, чтобы я оказался нейтрализован, а я второй раз умирать не хочу. По моим подсчетам он должен сейчас быть крутым гангстером, и, значит, у него должны быть связи повсюду, даже в полиции. Просочись туда моё имя, а также информация о месте нахождения, и на следующее утро я проснусь мёртвым, потому как мне известно, что Чарли украл деньги мафии от продажи наркотиков и ими же заплатил им штраф. И если я хочу отомстить Чарли за предательство и смерть Сью, мне лучше оставаться инкогнито.

Я подпустил доктора поближе и со всей силы двинул его в челюсть. Я был слаб, но для моего коронного удара много силы и не надо. Он пошатнулся и упал, я встал с кровати, ноги были ватные и подкашивались, но я мог идти.

— Извини, док, но мне будет легче, если о моём существовании никто не узнает.

Я уложил его на кровать и позаимствовал его одежду. На прощание сделал укол снотворного, предназначенного для меня. Его одежда была мне велика и висела на мне мешком. Но мне было плевать, как я выгляжу, я просто хотел поскорее убраться отсюда. Ноги меня ещё плохо слушались, поэтому я шел, держась за стену. Выйдя на улицу и сориентировавшись, я сразу понял, где нахожусь. Я обыскал одежду и обнаружил в кармане пиджака бумажник, а в нём сто долларов мелочью. И первое, что я намеревался сделать, это купить сигарет

 Идя вдоль витрин магазинов, я обратил внимание на своё отражение. На меня смотрел человек с худым лицом и ввалившимися глазами. Волосы отросли и местами поседели, а завершала картину густая борода. Это был не я, на меня смотрел какой-то бродяга. Сидя на лавочке, я курил третью сигарету и пытался сообразить, что делать дальше. У меня нет денег, нет работы и друзей, есть только желание отомстить. А для этого мне нужны деньги, оружие и план. Но сначала нужно найти место, где я смогу привести себя в порядок и придумаю, где достать всё необходимое. Я бросил окурок и пошел к дороге, чтобы поймать такси. Потому что вспомнил: у меня есть место, где можно спрятаться.

 

Осеннее небо затянуло тучами, от этого океан приобрёл свинцовый цвет. Я спускался с холма к домику отца, и у меня были смешанные чувства. В последний раз, когда я уходил отсюда, то думал, что больше никогда не увижу этих мест. Тогда у меня было всё, тогда я был почти счастлив. Открыв дверь, она как всегда была не заперта, я зашел внутрь.

— Отец, — позвал я, — ты дома?

Мне никто не ответил, я осмотрел весь дом, отца нигде не было. Странно, сейчас не время для серфинга, мелькнуло у меня в голове, возможно, он отправился за покупками. Но что-то насторожило меня в обстановке дома, ощущение было такое, как будто здесь давно никто не жил. Пока отца нет, я решил принять душ, а заодно сбрить эту дурацкую бороду. После душа я почувствовал себя намного лучше. Переодевшись в старую, но чистую одежду, которую нашел в шкафу, я грелся возле камина. А отца по-прежнему не было. Я налил себе полстакана виски и вышел на крыльцо. Ветер приятно щекотал моё свежевыбритое лицо. Потягивая виски и глядя на океан, я думал, где достать деньги, а заодно узнать точное месторасположение Чарли. Я знал, что он давно в Чикаго, но где именно, это был для меня секрет. Возможно, стоит наведаться в клуб «Три Короля», там-то я точно что-то узнаю. От этих мыслей меня отвлёк человек, идущий по берегу с собакой на поводке. Я узнал его, это был Гари Адамс, друг отца, они вместе занимались сёрфингом.

— Добрый вечер, мистер Адамс, вы не знаете, где мой отец?

Он смотрел на меня так, как будто увидел привидение, а через минуту спросил дрожавшим от волнения голосом:

— Макс, это ты, ты жив, а нам сказали...

Он не успел договорить, как я перебил его.

— Да, я жив, цел и невредим, мистер Адамс, где мой отец?

— Как, ты не знаешь?

— Что, что я не знаю?

— К нему приходили полицейские и сказали, что тебя убили, Макс.

— Что было дальше, где он сейчас?

— Потом он взял доску для серфинга и пошел кататься, понимаешь, волны были очень высокие и...

— Что с ним?! — не выдержав, крикнул я.

— Он утонул, Макс, мне очень жаль, — сказал он тихим голосом.

Я не знал, что сказать, я снова почувствовал эту боль, боль утраты. Поэтому просто зашел в дом, взял бутылку виски, второй стакан и вышел к мистеру Адамсу.

.......................................................

Джон Бёрд. «Оловянный солдатик». Авантюрно-гангстерское приключение. Текст в формате htm, размер zip-файла 67 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Смотрите подробности изготовление дипломов у нас.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com