ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Галина ИЦКОВИЧ


«ЧЕЛОВЕК-ОРКЕСТР» И ЕГО «ЛИРА»

(Интервью с Александром Мельником)

 

Сначала факты. Фестиваль «Эмигрантская лира» ежегодно проводится в бельгийском городе Льеже, собирая русскопишущих поэтов, переводчиков и эссеистов из двух десятков стран — из Европы, Северной Америки и других частей света. Журнал «Эмигрантская лира», собирающий лучшее в современной поэзии русского зарубежья, издается одноимённой некоммерческой ассоциацией. А еще есть интернет-конкурс и поэтические вечера в разных странах.

 

Удивительно, что за всей этой деятельностью стоит один человек — организатор фестиваля, главный редактор журнала, президент некоммерческой ассоциации, доктор наук и хозяин книжного магазинчика Александр Мельник. Переехав в Бельгию из Улан-Уде в 2000 году и пройдя те первые фазы культурной ассимиляции, для которых требуется огромная сосредоточенность, концентрация сил физических и душевных, когда нельзя отвлекаться на прошлое и будущее и надо находиться в настоящем моменте, к 2009 году он задумал и осуществил идею объединения поэтов диаспоры и создания непрерывной культурной связи с метрополией, создав фестиваль «Эмигрантская лира». С каждым годом все больше творческих людей со всего мира посылают заявки на участие. Участники проходят многоступенчатый отбор, а вышедшие в финал обязательно приезжают в неторопливый, добросердечный Льеж, с выездными мероприятиями в Брюсселе и Париже. Фестиваль быстро заработал серьезную репутацию, и борьба в финале бывает напряженной.

 

Жюри фестиваля (фото Лилии Газизовой)

 

Программа фестиваля расписана по часам, и организаторы настаивают на пунктуальности. Это мне на руку — если все пойдет по плану, мы сможем выкроить время для интервью. Александр совсем не суетится, но дает понять, что у него расписана каждая минута, даже то время, когда ничего вроде бы не запланировано.

 

И только когда конкурсанты и члены жюри разбредаются по веселящемуся вовсю островку-кварталу Утремёз, где проходит ежегодный праздник былой независимой республики и шествие огромных смешных кукол (фестиваль обычно приурочен именно к этому празднику), нам удается притормозить в тесном ресторанчике, чуть в стороне от шумноватой, навеселе, толпы, и поговорить... нет, не только об «Эмигрантской лире», но и о жизни в Бельгии, об освоении языка (типичная эмигрантская задача, такая знакомая и такая многоплановая), о местной кухне, о неизбежных сложностях и сюрпризах при проведении такого большого (в этом году, например, на фестиваль приехало не менее пятидесяти человек — участников, гостей и членов жюри) мероприятия.

 

— Проект и все, что с ним связано, наверняка отнимает огромное количество сил. Я наблюдала за вами в дни фестиваля и понимаю, сколько функций вам приходится нести практически в одиночку. Не просто координировать все происходящее, а еще и по ходу устранять многочисленные, то и дело возникающие проблемы. Уверена, что многие участники были удивлены, увидев, что вам помогает всего несколько волонтеров, а вы просто многолики — и в жюри сидите, и стихи читаете, и экскурсию проводите. Что является стимулом?

 

— В моей жизни был момент, когда я неминуемо должен был умереть, но по счастливой случайности не умер. Произошла «врачебная ошибка», диагноз не подтвердился. После этого постепенно роль материальных стимулов в моей жизни практически сошла на нет. В последние двадцать лет я занимаюсь только тем, ради чего мне была оставлена жизнь, к чему ощущаю призвание и что делает пусть даже небольшую часть человечества хоть немного, но лучше. Мощнее стимула, чем тот, который идёт от Бога, не существует.

 

— А что происходило в вашей жизни до «Эмигрантской лиры»?

 

— Некоторое время до и после распада СССР я был одним из руководителей молодёжного жилого комплекса в родном Улан-Удэ. Сейчас мало кто помнит, что такое МЖК, но в те годы это движение гремело на всю страну. Работал я тогда в Сибирском отделении Академии наук, занимался использованием космической информации для исследования экологических проблем байкальского региона. Потом с головой ушёл в бизнес, создал несколько фирм, но наука меня не отпускала. В 2000 году я вместе с женой Оксаной переехал в Бельгию для того, чтобы завершить и защитить диссертацию по космическим и историко-географическим аспектам географии бассейна озера Байкал. Сейчас я доктор наук (Docteur en Sciences), некоторое время преподавал географию в одном из брюссельских институтов. В последнее время, зарабатывая на жизнь собственным книжным магазином, я полностью сконцентрировался на «Эмигрантской лире». Кстати, это название не только отдельных связанных с литературой проектов, но и моей некоммерческой ассоциации, которая зарегистрирована в Бельгии.

 

— Значит, со временем стихи взяли свое? Но одно дело писать стихи в тетрадь или выставлять их в сети, а другое — привлекать других, серьезных поэтов, переводить это из дела сугубо индивидуального, интимного даже, в статус культурного форума. А если бы не было поддержки? Если бы идея повисла в воздухе? Как пошла бы ваша жизнь?

 

— Боюсь показаться нескромным, но мои идеи никогда не повисают в воздухе. Тут нет никакого секрета — я живу по принципу «семь раз отмерь, один отрежь» и неподъёмных идей просто не выдвигаю. Ни фестиваль, ни журнал не упали с неба, они постепенно выкристаллизовались из того воздуха, которым я жил и дышал. Самое главное, чтобы твою идею поддержали люди. Если это случается, то будет и поддержка.

 

Оксана, незримо, но постоянно парящая в фестивальном воздухе — то дежурящая в машине, которую никак не припарковать, то фотографирующая из зала, то наблюдающая за продажей книг участников и жюри, — согласно кивает головой. Она-то оказывает постоянную поддержку.

 

— Все участники-эмигранты предоставляют стихи в трех номинациях, «Там», «Здесь» и «Эмигрантский вектор». Это ведь ваша формулировка?

 

— Да, моя. Тут всё просто и логично — в жизни каждого поэта-эмигранта есть две основополагающие точки, исхода и прихода, формирующие своеобразный жизненный вектор. Так или иначе это проявляется в нашем творчестве, поэтому названия номинаций тоже не высосаны из пальца — они выросли из самой жизни. Стихи о родном крае [должны быть] написаны через призму эмигрантского опыта. Стихи о стране нынешнего проживания — это не географические описания, либо туристические впечатления, а выстраданные собственной эмигрантской жизнью стихи о разнообразных аспектах своего нового местожительства. И, наконец, стихи об эмиграции [как таковой], ностальгии, об оторванности от корней... В журнале по такому же принципу представлены поэты метрополии и поэты диаспоры, а также размышления о поэтическом процессе, публицистикa.

 

— Как работает журнал? Он — детище фестиваля или существует сам по себе?

 

— Журнал «Эмигрантская лира» появился уже после фестиваля. Он в меру сил рассказывает о текущем поэтическом процессе как в русском зарубежье, так и в самой России. Я не устаю повторять, что моя стратегическая цель — консолидация русскоязычных поэтов диаспоры и метрополии. Мы публикуем наиболее значимые на наш взгляд стихи поэтов, живущих как «там», так и «здесь», рассказываем об интересных поэтах и поэтических событиях, берём интервью, проводим круглые столы, рецензируем и критикуем поэтические новинки. Журнал выходит раз в квартал на бумаге и в интернете. Бумажный вариант печатается в Бельгии и рассылается по всему миру. Его сайт: https://sites.google.com/site/emliramagazine/

 

— Члены редколлегии живут в разных странах и работают виртуально?

 

— Да, у нас сложилась мощная команда. На сегодняшний день в редколлегию журнала входят 15 человек, каждый из которых курирует свой отдел. Координирует всю эту работу редакция из трёх человек — я как главный редактор и два моих заместителя, Анастасия Андреева из Брюсселя и Даниил Чкония из Кёльна. Полистайте наш журнал — не пожалеете!

 

— Я слежу за географией выездных вечеров «Лиры», обычно проходящих в период затишья между интернет-конкурсом и основным фестивалем, и просто слюнки текут — так хотелось бы поехать в Иерусалим, в Лондон, в другие, не менее великолепные мировые столицы, где пишут стихи на русском языке. А что у «Лиры» в планах?

 

— В феврале 2017 года я планирую провести выездной фестиваль «“Эмигрантская лира” в Китае», в ходе которого поэтические вечера пройдут в легендарном Харбине и в Пекине. В этих местах до войны проживали и творили очень интересные русские поэты — Арсений Несмелов, Алексей Ачаир, Валерий Перелешин, Ларисса Андерсен и многие-многие другие. После войны русская диаспора Китая фактически прекратила своё существование, но в последние годы она вновь начала расти. Появились и поэты. Проведение фестиваля в Китае наверняка подхлестнет тамошнюю поэтическую жизнь.

 

— О спонсорах не спрашиваю — такое впечатление, что фестиваль проводится исключительно силами волонтеров и вообще небезразличных к поэзии людей, как русских эмигрантов, так и бельгийцев с русскими корнями. А в жюри — известные русскочитающей публике поэты. В этом году в жюри фестиваля были Даниил Чкония, Андрей Грицман, Наталья Резник, Александр Радашкевич, Олег Дозморов, победители прошлых лет Татьяна Перцева и Михаэль Шерб. Почему вы решили привлекать победителей прошлых лет?

 

— Какого-то жёсткого правила на этот счёт у нас нет, всё опять же идёт от жизни. Кстати, М. Шерб входит в редколлегию журнала «Эмигрантская лира», а Т. Перцева до рождения ребёнка была членом редколлегии. Формирование жюри — это некий мистический процесс, объединяющий единомышленников из разных стран. При этом, с одной стороны, сложился определённый костяк, а с другой — мы находимся в постоянном поиске. Новые люди приносят новые идеи.

 

Нам пора закругляться — впереди традиционные вечерние посиделки в штаб-квартире нынешнего фестиваля, отеле «Рамада», а завтра утром — полная фестивальная программа в пряничном, оранжево-белом дворце Курциус, гордости льежцев. Александру пора возвращаться к своей роли хозяина — надежного, радушного, ровно-любезного, но твердого в принципиальных вопросах. Нет, он не показался мне нескромным, потому что «Лира» опять собрала друзей и единомышленников, и значит, все у него получилось и на этот раз.

 

___________________________________________________

 

В 2014 году Александр Мельник вошел в шорт-лист «Русской Премии» (специальный приз «За вклад в развитие и сбережение традиций русской культуры за пределами Российской Федерации»), а журнал «Эмигрантская лира» в результате читательского голосования был признан лучшим журналом портала «Мегалит».

 

Из публикаций «Эмигрантской Лиры»:

 

Екатерина ГОРБОВСКАЯ (Великобритания)

 

* * *

Расчёт мой прост — на первый и второй:

Две щётки и одна зубная паста.

И кто меня танцует — тот герой,

А песни петь — так это все горазды.

 

А вот Христос — любил и любит всех

И говорит, что лучше не бывает...

Но батюшка сказал, что это грех,

Да только что он в этом понимает.

   № 1(9)-2015

 

 

Владимир ГАНДЕЛЬСМАН (Россия, США)

 

Апрель

 

Исчезновенья чистый отдых.

Пока глядишь куда-нибудь,

трамвай, аквариум в Господних

руках, подрагивает чуть.

 

Есть уголки преодолений,

где можно преклонить главу,

и солнца крапчато-олений

узор, упавший на траву,

 

и есть под шапкой-невидимкой

куста прозрачная весна,

внезапно розовою дымкой

осуществившаяся вся.

 

Апрельский замысел так тонок,

что крошечных двух черепах

смеющихся везёт ребёнок

с аквариумом на руках.

   № 2(6)-2014

 

 

Сергей ГАНДЛЕВСКИЙ (Россия)

 

* * *

Осенний снег упал в траву,

И старшеклассница из Львова

Читала первую строфу

«Шестого чувства» Гумилёва.

 

А там и жизнь почти прошла,

С той ночи, как я отнял руки,

Когда ты с вызовом прочла

Строку о женщине и муке.

 

Пострел изрядно постарел,

И школьница хватила лиха,

И снег осенний запестрел,

И снова стало тихо-тихо.

 

С какою целью я живу,

Кому нужны её печали,

Зачем поэта расстреляли

И первый снег упал в траву?

   №2-2013

 

 

Герман ВЛАСОВ (Россия)

 

* * *

грубая фактура мел и сажа

воннегута верный перевод

для вороны только часть пейзажа

наш балкон где музыка живет

 

если на скопление бутылок

солнце свой наставило зрачок

или рядом в двух шагах непылок

пролетит по небу паучок

 

на какой-то домотканой нити

ариадны волосе седом

верную гармонию берите

и несите осторожно в дом

 

намотайте азбуку на палец

горькую природу утая

чтобы ожил имени скиталец

и росли на ветках сыновья

 

или в этой утлой колыбели

насекомый свой умерив пыл

эмигранты памяти сидели

и корабль плыл

   №2-2013

 

 

Бахыт КЕНЖЕЕВ (США)

 

* * *

И забывчив я стал, и не слишком толков,

только помню: не плачь, не жалей,

пронеси поскорее хмельных облаков

над печальной отчизной моей,

 

и поставь мне вина голубого на стол,

чтобы я, от судьбы вдалеке,

в воскресенье проснулся под южным крестом

в невеликом одном городке,

 

дожидался рассвета и вскрикивал: «Вон

первый луч!» Чтобы плыл вместо слов

угловатый, седеющий перезвон

католических колоколов.

 

Разве даром небесный меня казначей

на булыжную площадь зовет

перед храмом, где нищий, лишенный очей,

малоросскую песню поет?

   №1-2013

 

 

Сергей ПАГЫН (Молдова)

 

* * *

Каждодневное мужество жить —

сигарету искать по сусекам,

дымоход почерневший чинить,

пить вино с овдовевшим соседом,

 

видеть гулкие горькие сны,

плакать в них, ощущая потерю,

утеплять в ожиданье зимы

пересохшие окна и двери,

 

всё латать прохудившийся быт,

где, дымя ввысь трубой обветшалой,

трёхоконное время стоит

над провалом…

   № 1(9)-2015

 

 

Феликс ЧЕЧИК (Израиль)

 

* * *

и вычеркнув меня из памяти

поставив всё на амнезию

он переходит в снежной замяти

из осени ноябрьской в зиму

ноябрьскую дохлым номером

несуществующего списка

я пущенный собою по миру

вернулся в зазеркалье пинска

   №4-2013

 

 

Алексей ОСТУДИН (Россия)

 

Остров ошибок

 

Бритьё и раздраженье смоешь в душе,

водой текущей задом-наперёд,

тебя в бутылке выбросит на «суши»

где палочками чайка подберёт.

 

На чёрном рынке взвесив все ириски,

выплёвывая в пыль «ду ю спик ин»,

корми кота из оловянной в Минске,

пока к обеду хлеб не из Пекин.

 

Пока крутая лесенка не спета,

перечитаешь надпись на роду,

чтоб снять с предохранителя планету,

как маузер в семнадцатом году.

 

Стараюсь, хоть порой невыносимо,

из горлышка самбуку вострубя,

рождённых ползать Горького Максима

выдавливать на Капри из себя.

   № 4(8)-2014

 

 

 

Александр МЕЛЬНИК (Бельгия). Несколько стиxoтворений

 

Фото Людмилы Смолич

 

 

* * *

В стране печальных лиц, матрёшек и царь-пушек

иду, держа в руке потухшую свечу.

Вчерашние друзья, слетевшие с катушек,

я ваш на десять дней, берите — не хочу.

 

Дарите светлячки своих горящих спичек,

включайте яркий свет, что бьет не в бровь, а в глаз,

и если ваш огонь без мата и отмычек

зажжет мою свечу — мы выпьем, и не раз.

Кисловодск, 30 августа 2016 г.

 

 

* * *

В открытые окна сочится каштановый мёд.

Облепленный пчёлами-звёздами пасечник-ветер

пыхнул дымокуром на звонкий пчелиный народ,

и рой приутих, и щемительно стало на свете.

 

Преддверие ночи, предчувствие терпких духов,

предчаянье сладкого-сладкого-сладкого вздоха,

когда вместо грусти спокойных, ненужных стихов

придёт суматоха любовного переполоха,

 

где будет не то что рукой, а мизинцем подать

до звёздного неба, до близкой души недотроги.

Дотрога, дотрога, с тобою и смерть — благодать,

и вечность — лишь пьяный трактир на проезжей дороге.

 

 

* * *

Кораблекрушения способствуют кораблестроению…

Всё ниспослано свыше — и божий дар, и яичница.

Рыжие волосы учащают сердцебиение,

особенно если перед тобой — гаишница.

Каждый пинок судьбы — проявление спасительного промысла,

благость которого за семью печатями скрыта.

Суета… Не успеешь проститься — пора здороваться.

То целуешь рыжую, то сидишь перед разбитым корытом,

проверяя на звёздах остроту своего зрения.

Ближе к ночи притихают ангелы, просыпаются черти.

Трение тел благоприятствует горению,

горение — жизни, жизнь — смерти…

 

 

Утро

 

Диктор бубнит о рашенском суверене,

а за окном глаза протирает город.

Надо вставать, но востренькие колени

милой пронзили током — теперь не скоро

телу удастся вырваться на свободу

(век бы её не видеть, — клянутся урки).

К слову сказать, я сам в последние годы

с вольницей прежней тоже играю в жмурки.

 

Морок, любовный морок сбивает с толку,

не позволяет ярко гореть, как факел.

Мне страстотерпцы, знаю, намылят холку

за любострастие, я же отвечу: — Fuck you!

Кем бы я был без этого — рядом — стона,

без раскалённой — там, подо мною — кожи?

Знаю, с меня не будут писать иконы,

но и смолою мазать не будут тоже.

 

Господи Боже мой, вразуми под утро,

как отыскать ту самую середину

между уютной заводью кама-сутры

и безрассудным плаванием в стремнине?

Диктор умолк, зато за окошком птицы

словно сошли с ума от дневного света.

Милая снова дремлет, а мне не спится,

чувствую — Бог и сам не знает ответа.

 

 

* * *

Это Итака твоя, Одиссей,

в дыме сгоревшего лета.

Чёрные шеи канадских гусей —

траур по белому свету.

 

На огороде потух златоцвет —

холодно, серо и сыро.

Зелень воскреснет, а молодость — нет.

Здесь не поможет Осирис.

 

Плачешь по лету, но жизнь, несмотря

на параллели с болидом,

вовсе не гаснет в разгар сентября —

если с тобою Исида.

 

Если позволит любимая быть

вечно влюблённым подростком.

Жухнет листва, убавляется прыть,

но, как игла по бороздкам,

 

кружишься в вихре мелькающих лет,

движимый горькой любовью.

Пусть говорят, что бессмертия нет.

Жизнь — возвращенье к гнездовью,

 

к месту рождения солнца и звёзд,

к духу, сходящему к плоти,

где в сновиденьях приходят погост

и тополя в позолоте.

 

 

* * *

Бессонница и в Африке не сахар —

придет и не отпустит до утра.

Зовешь Христа на помощь или Птаха,

исход один — поможет только Ра.

 

Всю ночь огни клубятся в полумраке,

всполохи рифм проносятся гурьбой,

но Музы нет в моем глухом бараке,

а потому и творчеству — отбой.

 

Поэзия — простушка-побирушка

с тетрадкою в протянутых руках.

Ночной улов — лишь эта безделушка,

шедевры же остались в облаках.

 

http://www.zolotoeruno.org/rossija_i_mir/newsid/7650.aspx

18.09.2016

Другие стихи Александра Мельника

Эмигрантская лира 2016

Стихи Галины Ицкович

Бассейн Чайка

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com