ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Кристина ИРКОВИЧ


Увеличьте фото

 

Обычный человек, с литературой никак не связана, ни по своему биологическому образованию, ни по нынешней работе в IT-отделе. Просто время от времени пишу стихи, очень хочется. Они скорее результат состояний, чем реальных событий. Да, тайной теории стихосложения тоже не владею, поэтому иногда получается стиховычитание.

 

 

Гриппиус

 

...Седуксен реланиум нембутал

осторожно голову придержи..

   О. Родионова

 

Арбидол спрей йодовый фалиминт

Под глазами синие миражи

Голова — чугун и болит болит

Это гадский грипп так лежи лежи

 

Ощущаю нынче себя звездой

Но морской распластанной на песке

Шум прибоя слабость палящий зной

Боинг «Бройлер» в вечном крутом пике

 

Послезавтра выживу доживу

Растечётся камень живой водой

37 и 9 а всё в бреду

Сука-март что делаешь ты со мной

 

Пенталгин имодиум перебор

Дай поспать не спится что сон что явь

Умирать по пятницам моветон

Я не бог я справлюсь не плачь оставь

 

 

* * *

 

В городе снег и март

Солнечный свет, льдышка в ладонях

Сладко зевая, спят

Парочка зайцев в одном флаконе

Живы оба, никто не убит

Первый месяц весны пережит

Почти...

 

 

* * *

 

Все плачут — Летов умер

 

Да, смерть — трагедия, но только для кого?

Что говорят над свежею могилой?

«От нас ушёл...», «Мы понесли...» потом

Рыдают: «На кого ты нас покинул?»

 

Всё о себе, всё снова о себе,

Он умер, остальные — постарели.

О неизбежности, о горе, о судьбе,

Весь этот плач — о собственной потере.

 

А что ему?

Ну умер...

Отошёл...

Ему единственному нынче хорошо.

 

 

* * *

 

Жуть как больно

Влага на глазах

По щеке дорожкой

Привкус соли

Не сдержать внутри

Себя никак

Это злое

Луковое горе

Всхлип, рыданье

Мутно всё вокруг

Не стыжусь

И слёз своих не прячу

Это лук, поверьте,

Просто лук

Так-то я давно уже не плачу.

 

 

Сетевуха

 

Болтались по сети какие-то двое:

Одна — невротичка, другой — параноик.

Всё было обычно, обоим за 30,

Но как-то приспичило разговориться...

С тех пор пролетели недели и годы

Конечно же, он оказался уродом,

Она — истеричкой, к тому ж любопытной

Семейные люди, что тоже обидно

И вкус и цвета совершенно различны,

Упрямые оба, и это типично.

Ругались до мата, молчали до боли.

Какие-то игры.. какие-то роли...

Застряли в сети до скончания света...

Придут как-нибудь, а друг друга там нету.

СО ЗНАКОМ МИНУС

 

Некрофилия по лету

 

Я траур ношу по погибшему лету,

По мертвой листве, по сгоревшим осинам,

Засохшим жукам, потускневшему свету —

Всему, что когда-то казалось красивым.

 

Скелеты деревьев торчат в сырость неба,

Под ними костры погребально дымятся.

Да, лето убито, но страшно не это,

А то, что и с мертвым с ним жутко расстаться.

 

 

Одиночество.

 

Одиночество — страшный порок.

Так и хочется в голос реветь.

Ах, душа моя, дикий зверек,

Мышка-крошка, не грозный медведь.

 

В темной норке, вдали ото всех,

Где-то спряталась, горе мое,

Ей хотелось бы выйти на свет,

Да вокруг лишь одно воронье.

 

Налетят — и мышонок пропал,

А ведь нужно всего — пустяки:

От кусочка, что Боже послал,

Крошку сыра — немножко любви.

 

 

Корвину.

 

Небо серым свинцом растеклось

По вершинам деревьев,

Не пуская к нам солнце.

И уже в вышину нет желанья

Взлетать — разобьешься.

На дороге лишь слякоть и лед

Вперемешку со снегом.

И бредешь все вперед и вперед

Меж землею и небом.

 

Как внезапно исчезло желанье

Постичь беспредельность и вечность.

И слеза не течет и душа не болит — онемела.

Пустота, тишина и безумие давят на плечи,

Вырывая озябшую душу из теплого тела.

 

Вот немного еще и ее уроню я

Как льдинку,

И у вечности тускло она заблестит

На пороге.

Поворот, шаг последний

И в памяти всплывшей картинкой:

На обочине маленький красный цветок

У дороги.

 

 

 

Наблюдение.

 

Опять башкою об асфальт,

Опять в грязи, не на коне.

И слово грубое «гештальдт»

Торчит булыжником во мне.

 

 

Некондиция.

 

Не влезая в стандарт современного мира,

Безнадёжно крылата средь нелепо бескрылых,

Я ломаю себя,

Отрывая кусок за куском.

Опереньем соря,

В уголок забиваюсь зверьком...

Поместилась!..

Где я?!

 

 

Про меня.

 

Не раздражают больше пустяки.

Душа страдать и рваться перестала.

Я начинаю понимать стихи,

Которые когда-то написала.

 

Я начинаю понимать себя,

Чуть-чуть других, да и того довольно.

Стараюсь жить, умеренно любя.

Мудрею. Боже мой, как это больно.

 

Держу себя торжественно в руках,

Баюкаю в ежовых рукавицах,

Чтоб не позволить сызнова разбиться

Больному, свежесклеенному «я».

 

Хрусталь весь в мелких трещинках, увы,

С трудом кусочки удалось собрать мне,

Отбился уголок, и так не найден,

Упав на твердокаменное «Вы».

 

Но всё ж цела, жива, хожу, дышу,

И даже Вам про это всё пишу.

 1    2    3

Фотоэтюды

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел — 3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Сайт по рыбалке: як зловити голавля читаем на vsyarybalka.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com