ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ЙОНИКА БИ БИ


http://www.stihi.ru/avtor/ionikabibi

«Существование имеет разные формы, и каждый распоряжается ими по-своему. Биография... ну, пусть будет — киллер-романтик.

Именно  поэтому  нет смысла ставить дату рождения: считаю, что в жизни важен день смерти а не...»

   Йоника Би-Би

   Декабрь 2009

 

 

СТИХИ ЙОНИКИ

 

 

Тень Офелии

 

Терлось безмолвие дня о поле, крылатые тени —

ласточки и сухие пальцы твои, письма незаконченные

как букет: приходила ночь в черных перчатках — послушно служила,

душила...

Черные поезда. Города.

Мне тебя подарили — вырвали жалость,

слова из песни. Сны затягивались никотином...

 

Латинское пламя. Заключены в этом полете...

Рассвет кораблей, облитый бензином. Выбросило на скалы убийц,

имена детей перешептывал ветер

перекрестки тонули в блаженстве

бриз налетал, обнимал за плечи — жалость нас задушила

 

Лишилась небесных чувств, солнечной благодати. Рыжий ветер

жался шершавой шкурой. Город отвечал, кивал незнакомцем в толпе —

приносил миражи с окраин...

Тухло солнце, остывало море

Пахло рыбой и гнилью, отвалившейся дверью

времени

 

В города завернувшись по плечи. В золото машин

В попрошайках спряталось время — в нищих и терпеливых

ладонях

Меланхолия солнца. Вчерашний день отражался в окнах

(погиб от волнения капитан, заглядевшись на волны)

Давка автобусов, духота: ракеты взлетели

над нашей памятью

 

Голова тонула в космосе пола.

Грезил карнизом полет, отвалившейся замазкой

окон

Скрипели колыбели —

пол уходил из-под ног

ночь звала на балкон, на чердак —

 

холмы полнолунных кошек

 

 

Убойный ветер

 

Убойный ветер. Сумерки —

такие длинные, что в них можно состариться:

женщины-деревья, умирая, превращаются в души лошадей.

Тайны мотыльков — сколько легких дней развязало бесшумное

самоубийство воздуха...

 

Розы на мавзолеях напоминают о будущем.

Опилки вместо пепла на погребальных кострах. Солнечные иллюзии —

катастрофы потемок обживаются в нас львиными забавами

 

Мост был одинок.

Пропасть провисла лианой каната. Героиновые сумерки. Фотография

с жемчужной улыбкой: охваченные ножами в переулке — в долине созвездий

 

Прошлое — гость настоящего — вытирает спину событиям. Оборачивается:

выстрел в лицо...

Пей тину коктейлей, отравленные отражения... ветви ночи над головой,

обломанный кайф оперся о стену, оценивая мои шансы.

Малахитовый ужас в ляжках — сырым яйцом по размазанной стенке

 

 

* * *

желтая жара

в этом городе — без денег и

планов... пыльные стекла маршруток —

я хочу тебя прямо здесь и сейчас — ощутить

твою кожу солнце, плавящее нас во сне

словно воск

разлагающиеся куклы песчинки

нашей плоти — воплощение роскошь для

рая

конец

иллюзий

 

пустота над городом

пустота над L.A. — любовник, свихнувшийся от жары

и алкоголя красными раскаленными вечерами —

равнины

мобильная удаленность сердец

ветер играет в американский пул

подержанное авто никаких обещаний — все здесь

и нигде — солнце континентов не разрулить

ситуацию, подруга, фотоснимки

заменяют прикосновения, пустоту, которую я пытаюсь

соединить

 

на машине по пылающим вечерним

улицам — молчаливое золото и изумрудные слитки

деревьев —

город медуз мертвых друзей

...сандаловая палочка дымит в салоне

сквозняк

светофор: сигарета... с кем ты сейчас милый —

Дейл Шеннон

трахающийся в мечтах моей плоти —

я трогаюсь на зеленый

шум деревьев

 

 

* * *

мелела река, я умирала

считая дни до конца

посылали гонца

за ветром —

не угнаться, не поджечь

тишину... подкрался, смотрел —

зной угасал в глазах сестры,

королевы... прозрачный ангел

стоял у стены, таял

всадником в поле возлюбленный —

звал в бесконечность

слабоумный мальчишка,

мать качала кровать

 

 

* * *

король скорости, королева безумия

часовые позаботятся о времени, псы пожирают будущее во сне

не жаль

 

сказки кончились: ночь началась

жертвы учились говорить по-русски

ночь велика — вьется река, города мерцают россыпью

пылает внедорожник в пыли — мы наслаждаемся

 

 

облака на границе

 

«тачку» заливало небом — в ближайшем баре

на слайд-гитаре, скользкой лажей: на полу только тени

стрелки менялись местами и губы шептали

 

на следующий день

 

после

 

смерти

 

 

* * *

Нас много умерших слоняется по улицам —

в позаимствованных телах, на солнечном ветру

— шорох песка в прохладе карнизов...

Счастливчики! жизнь водит руками убийц, а мы забыли снять

повязки с глаз, с тех пор, когда наконец-то разделались с будущим

Неторопливые облака крадут воспоминания

пока существуешь в чужом городе

Никто не разминулся на этих улицах, избегая любви или ища

встречи. Ни одно окно не миновало неба: корабли ждут в портах

и шаги приближаются, неслышно

 

Тифозное солнце на фасадах,

ожидание окон и дневных перекрестков — медленное

отставание от времени, будто насыпали песок в карманные часы.

Липкий шелест...

теперь деревья можно рассматривать как книги

забытые солнцем, где попало. Никогда не вернусь в дом

который оставляю, щебет птиц теребит дни

словно мы уже в раю или, наконец, возвратились на землю:

 

...и те, кого не ждешь —

с калейдоскопическими глазами

Стр. 2

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com