ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алла ХОДОС


Об авторе

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

 

МУЗА

 

Она так странно поступает:

поёт на улице, подарки покупает.

в бюджет семьи своей не вносит лепты,

и даром тратит дар великолепный.

 

Она добра, но как-то без причины.

То робости волна, а то кручины...

 

 

* * *

 

Ночь прохладная беззвёздна.

Мокрых листьев кутерьма.

В мягком лабиринте мозга

воздвигается тюрьма.

 

Всё тепло и мельтешенье

в грозный храм заключено.

Не приходит утешенье

через дверь или окно.

 

Лишь ответственность прямая,

мне б могла ещё помочь.

Но в упор глядит, карая,

непроспавшаяся ночь.

 

 

* * *

 

Качается антенна,

а солнце постепенно

садится, да, сдаётся.

Антенна остаётся

качаться. Я смотрю

в окно и вижу ветер,

который дул при свете.

А может, на примете

и я? И точно, сбоку,

засунув кость за щёку,

пёс смотрит на меня.

И нервная колибри

оставила экслибрис.

И мой сосед сквозь пальцы

глядит.

«Мы — постояльцы»,

— твердит. —

Нас без расчёта

прочитывает кто-то.

Насвистывая Гайдна,

просматривает слайды..

 

 

* * *

 

Зачем пылает печь?

Уж лучше батарея.

Ведь не горя, а грея

возможно жизнь сберечь.

 

Нас печи пыл страшит.

Уйдя в неё по плечи,

бубня чумные речи,

старуха щепь крошит.

 

Я не желаю в спешке

бросать в огонь бумажки.

Спасение от слежки—

вот участь замарашки!

 

Тем паче от погони.

Прожить свой век у моря,

скучая на балконе...

А печь и крематорий?

 

 

* * *

 

Нрав иметь дурной, слепой—

ноша тяжкая, большая.

Преступленье? Наказанье—

чёрной злобой исходить!

Как по лесенке кривой,

ударяясь и виляя,

— До свиданья, до свиданья,—

дорогую проводить.

Жить отверженным исчадьем

в отдаленьи беспощадном.

Быть судимым.Не любить.

Нелюдимости вериги,

как пророк в изгнанье — книги

за собою волочить.

Но пока живёт сознанье,

и дрожит рука, устала

укрупняться и сжиматься,

и пока луна висит,

не кончается страданье.

— Дорогая, мало, мало!..

Рано начало смеркаться. Моросит.

 

 

* * *

 

Есть пару мест в душе дремучей,

не трогай их, не вороши!

За проволокою колючей

оставь. Хоть лезут из души!

 

Забудь, что прячется за ними!

как тот лесок в прохладной мгле,

который кронами своим,

как бы прощаясь, машет мне.

 

 

* * *

 

Тревога —это хроническое умирание,

это трусость, замешанная на тоске.

Это запаздывание, западание

будущего, висящего на волоске.

 

 

* * *

 

Апрель. Очнувшись рано утром,

зеленокудрою лахудрой

берёза тощая стоит.

Ей нету места для развитья,

зато есть почва для наитья.

И головы не наклонит.

 

 

* * *

 

Пожалуй, нарцисс похож на бульдога.

После дождя он смотрит вниз.

А божия коровка-недотрога

похожа на стареющую мисс.

На меня похожа каждая капля,

в каждой луже я отражена.

Иванушка выпьет, или же цапля

достанет меня со дна.

Растворит меня природа в непрозрачном тумане.

Град сотрёт меня в порошок.

Мел на рукаве, листок на диване,

незанятое место — это я, дружок.

 

 

* * *

 

Уймите дитя, зачем оно плачет,

не зная, что значит молчанье в ответ.

Нет, пусть домочадцы бранятся, судачат,

но всё ж посылают ворчливый привет

обиде, которая ширится, звуку

которого злей и отчаянней нет.

Как просто ещё оборвать эту муку!

Смотрите, чрез семьдесят лет

он что-то смешное и нежное внуку

сказал, приоткрыв кабинет.

 

 

* * *

 

Нескрываемой обидой

и угрозой роковой

полоснул, как будто бритвой,

по душе моей живой.

 

Что ж, душа полуживая,

Божий мир не виноват.

Он, резвяся и играя,

твоему несчастью рад.

 

Он тебе добра желает,

чтоб училась ты, росла...

Холодея, напевает

краснощёкая весна.

Молода, аляповата

и совсем не виновата.

 

 

* * *

 

Порой начнёшь притягивать несчастья,

как мух липучка,

болтая в воздухе рукой, как будто:

«Здрасте, сюда пожалуйте!» — им говоря,

такая злючка!

 

Тяжелокрылые, летают над тобой

аэропланы.

Сверкая, жалуясь, жужжат над головой.

Ушибы, раны

для них площадки.

Воздух сжат.Их мириады.

Включаешь свет. Они дрожат,

так вспышке рады,

как будто говорят:

— Живи!

Что ж, будь хорошей:

не отгоняй их, не дави,

оставь им крошек.

 

 

* * *

 

Т.Ц.

...А полной гибели всерьёз

нам грустно ждать вдали от Рима.

Хотя любовь неумолима,

порой какой-нибудь курьёз,

иль птичка божия, иль ветер

нас унесут, как бы в карете,

из царства бурь, из царства слёз.

 

 

* * *

 

Не хочу тебя знать за то

и ещё не люблю за это.

Посмотри же, как решето

чуть не сказала: «Душа поэта.»

Подрагивая, обернулась в боль

двойную, на толстой подкладке.

С изнанки видны прорехи и соль,

на лицевой заплатки.

Не сносит никак, не сбросит. Тепло

знакомое жжёт и греет.

Бескрылая, ей бы хоть помело!

Дрожит, а летать не смеет.

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

Стихи — Проза Критические заметки, рецензии

гадать на кофейной гуще онлайн

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com