ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алла ХОДОС


Об авторе

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

 

 

* * *

 

То ли шёл по земле, то ли полз под землёю

этот поезд, как будто тащился к забою.

Укрощённое, вдруг прорывалось дыханье,

и казалось, подымется в воздух собранье.

Но, качаясь, дремавшие зрители в зале

поводили младенческими глазами.

Иногда пробегали по лысинам блики,

и, совсем меловые, румянились щёки

тех, кто дремлет, качаясь, в покойном и чистом.

Рядом скорый вскричал и промчался со свистом.

 

 

* * *

 

Небо обложено,

словно горло больного.

Всё в чемоданы уложено,

за исключением основного.

Неприкаянный маятник

слоняется из угла в угол.

Но ничего не меняется.

Никто вещей не трогал,

не плакал в подушку,

не пачкал чернилами руку,

и не протягивал кружку,

в сумерках выходя на дорогу.

Из угла в угол

шатается неприкаянная совесть

и, вконец умаявшись,

мучительно припоминает

вчерашнюю новость.

 

 

* * *

 

Сырость кругом, плакучесть.

С кем разделить мне участь?

Быть с лихою толпою?

Лучше пойду тропою.

Сердцу близка дремучесть,

мрачных древес колючесть.

Но забираясь в чащу,

слышу вздох настоящий,

как и тогда когда-то

не вепря, не ветра, а брата.

 

 

* * *

 

Помнишь качку октябрьских ветвей за окном,

безуспешное ветра пиленье,

ограниченность площади дерево-дом

и последних листов удивленье?

Помнишь, Толик смурной

на гармошке губной

разыграть это долго старался?

Позабытый, не знающий, кто он такой,

безысходной игрой упивался?

Без конца обжигался и горечь вбирал,

и отбросив пустую посуду,

помнишь он виновато локтём утирал

влагу, что расплескалась повсюду?

 

 

* * *

 

Лёгкий смех раздаётся за ужином

под удары голодных сердец.

Улыбаясь, из миски выуживай

кабачок, помидор, огурец.

Ярко-красною пищей растительной

и зелёной, ещё молодой,

утолится ль твой смех искусительный,

вечный голод спасительный твой?

Нет, ещё ты не кончил разжёвывать,

соки пить не устал, не устал.

Продолжай же капусту спрессовывать,

хлеб земной прижимая к усам!

Сладость есть в сельдерее

и в редьке есть,

и покуда не спишь за борщом,

огороду ещё городиться, цвесть,

да и саду, возможно, ещё.

 

 

* * *

 

Вечность луж, фонарей, полицейских,

бесконечность в любимых глазах.

Замирание токов житейских,

Громких возгласов: «Ой!» или «Ах!»

Улыбайся, пока не уснёшь.

Ты ведь знаешь, что вечно живёшь.

 

 

* * *

 

Как скор и шумен дождь,

и незнакома местность!

Нет, здесь не переждёшь.

Судьбы неясность, мглистость

до ниточки вдохнёшь.

И не поворотишь.

Теряешься, гадаешь.

Не слушая, внимаешь,

и падая, летишь.

 

 

* * *

 

Однажды я клонилась как берёза

или как ивы спутница — ветла.

Их слабые, уклончивые позы

душа, переболев, переняла.

Теперь в воде двоится отраженье,

в клубке любви торчит игла вражды,

и лишь одно неловкое движенье...

 

 

* * *

 

Перечернила вечера,

затушевала дни хандра.

О, заморозки осенью!

Затянутую плесенью

ведут гулять депрессию.

Она, как кошечка клубком,

играет серым веществом.

Куда уносится в тоске

дрожащий мир на волоске,

на ниточке воздушный шар,

пузырь, летящий сквозь пожар?

 

 

* * *

 

Избыток света в мае.

Убыток в октябре.

Душа совсем канает

в кромешном январе.

Сотрёт её и сдует.

Вернётся ли опять?

Зато в июне нюни

блаженно распускать!

 

 

* * *

 

Заведённая кукла совершала дела.

Поскрипывала, не спала.

А что, если душа умерла?

 

 

* * *

 

Не ной, кто останется, кроме

врача и соседской малышки?

Все твари Твои на пароме

плывут, избежавшие вышки.

Живи в накренившемся доме,

корми одиночество с ложки,

пока не обрушились балки,

ромашки и булка на полке.

 

 

РАЗГОВОР С ПОПУГАЕМ.

 

Вот попытка прожить так, как надо.

Как надо? Как надо?

Лишь попытка?

Не выйдя из детского сада?

Что ж, попытка—не пытка!

Нет, пытка, нет пытка!

И к тому ж ещё время ползёт, как улитка.

А когда и летит — как пустая открытка

из далёкого царства в другое далёкое царство.

Не простая открытка. В ней дремлет твоё постоянство.

Постоянство? Какое ещё там, скажите на милость?

Ты ж летучая мышка, оно тебе просто приснилось!

Как приснилось,

когда я ещё не ложилась?

А вот так! Ведь попытка твоя не сложилась.

Сложилась, сложилась.

 

 

* * *

 

Просто принять,

ничего не меняя

горькую каплю

целебной микстуры.

Просто принять.

Это участь такая.

Для понижения температуры.

Для разбавления

терпкого вкуса,

острого запаха

едкого дыма.

Что же, смириться

и праздновать труса?

Сахар прикладывать к месту укуса

мелкой осы, пролетающей мимо?!

 

 

* * *

 

Нитка за ниткой ложится узор

и начинает звучать еле слышно.

                          Анна Кононова.

Мы всё те же, да всё реже.

                          Анна Кононова

 

Давай же праздновать!

Круг дружбы укреплён.

Застыли в пляске.

Греческая ваза.

Полёт мужей стремительных и жён

запечатлён.

Уже хватает раза

в семь лет на телефонный пир.

Настраиванье лир

всё больше жизни пожирает.

Мир чистогана сокрушён.

Лицейский спор

летейский хор перемежает.

 

 

* * *

Т.Ц.

Кто ходит с тряпочкой

и протирает пыль

с розовощёких пышек Ренуара?

И наш Серов, земля ему ковыль,

свой персик кушает уже в долине пара.

Ворсистый свет, кто так тебя протёр,

что ты и светел и жемчужно-матов?

Я сплю и вижу рой музейных пчёл,

смотрителей восходов и закатов.

А может, пылесос они берут,

архивны юноши и девушки-старушки?

И вечный бал! Ещё и пол натрут!

Вот жизнь! У живописи на опушке.

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

Стихи — Проза Критические заметки, рецензии

Выучить английский быстро, english только частный урок. Быстрее выучить английский язык.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com