ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алла ХОДОС


Об авторе

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

СТИХИ ИЗ ЦИКЛА «ПТИЧКА»

 

* * *

Новогодняя ночь

поворачивает к весне.

Сизый призрак любви

на окно, как утопленник, дышит.

Не зови, оставайся

в своей ледяной стороне,

где никто не увидит тебя

и никто не услышит.

 

Но как свет по глазам,

твой прозрачный измученный взгляд,

и прерывистый вздох

продувает мой слух,

словно ветер,

и горячие хлопья,

мелькая, влекут и корят,

и, сойдясь, опадают,

как белые гроздья в букете.

 

 

* * *

Б.

Мы ужасно непохожи

ни душою, ни с лица.

Тем прочней срослись мы кожей,

два сиамских близнеца.

 

А когда б тебя отрезал

самовластный акушер,

я была б твоим протезом

или палочкой, mon cher!

 

Сколько раз вострила лыжи,

рада голову сложить!..

Хоть и нет проблемы выжить,

всё равно так больно жить...

 

 

* * *

Pодится нежный человек

в жестоком государстве,

орешек мягкий, молодой

в зелёной кожуре.

Всю жизнь наезженным путём

в отмеренном пространстве,

но всё же двигает горой

на утренней заре.

 

Он детских вымыслов комок,

он колобок зелёный,

над ним могучий лес стоит,

качая головой.

Он петушится и кричит:

— Таких, как я, миллионы!

И каждый разумом налит

и двигает горой.

 

 

* * *

Только за что мне схватиться руками?

Где же та планка между крюками?

Переносица времени — где?

 

Выдернут в жизнь и вздёрнут на дыбе...

Это легко человечищу, глыбе,

только не мне, балде.

По горло стою в беде.

 

К чему прилепиться?

Каким мостом

в какое царство потом?

 

 

* * *

Л.

Я живу среди тех, кто не пишет,

не читает, не прячет в карман

на манер попрошаек, воришек,

пару строчек, а то и роман.

В перекличке, в поту и толкучке,

в забытьи передышки потом,

как ребёнка больного на ручки,

подниму недочитанный том.

Вот он мой незаконный, спасённый

от таможни, из пыльных мешков,

из провалов на свет извлечённый,

пожелтевший Д.Н.Ушаков!

 

 

* * *

Ползучее неблагополучие,

сосущее, вездесущее,

на рогожке дремлющее,

лапки кверху подъемлющее.

Хоть осыпьте его розами,

покроется враз занозами!

Поползёт, растопырясь иголками,

шрамами красуясь, наколками.

Пригорюнится, ранки облизывая,

слезинки на иголки нанизывая.

Язык скользит по затвердевшим бусинкам,

пускай хоть мёд течёт по усикам.

 

 

ПТИЧКА

 

Т.Ц.

Завешены шторы ещё по привычке,

но матовый свет проникает в окно,

и главное, нежное пение птички

одной иностранной начаться должно.

 

Лентяйка, ты любишь поспать спозаранку,

поскольку до ночи искала зерно,

летала, лечила сердечную ранку,

с деньком неприметным сливаясь в одно.

 

Мой хамелеончик, час утра приближен,

как паж ко двору венценосного дня!

Пожалуйста, милая, тоном пониже,

умерь свою страсть, не томи же меня!

 

 

* * *

Уйти в другого, как в лесок

и в нём укрыться.

Ведь он прохладен и высок,

в нём зверь живёт и бродит сок.

Уйти в другого, как в песок,

навек зарыться...

Оставить только адресок:

Песок.

 

 

* * *

Бывает, два чужих,

но близких,

совсем случайных,

но родных,

невольника

из общей миски,

хлебнув с мороза

щей пустых,

дрожат,

держась друг друга,

дети,

как кролики,

единой клети

хозяева, иль хомяки.

И память кормит их с руки.

 

 

* * *

Ю.

Растение встаёт

с растяжкой и трудом,

а вот ребёнок, тот

не требует ухода.

Растёт на пустыре

прекрасным васильком,

и что ему труды,

коль трудится природа!

Свобода нам дана

доверчиво любить,

от молчаливых губ

не требуя ответа.

Заботой жаркой

не дышать в лицо,

а быть

вдвоём ещё одно

мечтательное лето.

 

 

* * *

Улыбки сладкий кусок.

Простое блюдце лица.

Но сквозь щетинки усов

просвечивает хитреца.

Так еле видна гнильца

на яблоке молодом,

на кожице огурца,

на персике. И потом

в тени травы и листвы

вздохнёшь и скажешь: увы.

 

 

* * *

Как сладко спать в еловой темени

наперекор веленью времени!

Как страшно спать — тревожной сапою!

И лапу тощую, посапывая,

сосать, как будто леденец.

Страшась, не это ли конец?

Душа-медведь очнётся ль бабочкой,

не гусеницей же была!

А куколкой — великомученицей

себе позволить не могла.

 

 

* * *

 

Створки распахнуты.

Лейся, душа,

по мановению карандаша.

Каждой чувствительной фиброй дыша,

выплакаться, расплескаться спеша.

Лейся, пусть даже колодцы полны

невосполнимой ночной глубины,

влагу удерживают облака,

лейся пока!

 

 

* * *

 

Утром проснёшься: — Здрасте.

Всё ли стоит на месте?

Всё ли бежит, как прежде,

в надежде и суете?

Идут ли часы ручные?

Блестят ли очки и снасти?

Те же ли гладиолусы

в садике иль не те?

 

Иное в часы ночные.

Там гладиаторы, пасти,

летящие косо волосы,

морды степных коней.

Там голосят в два голоса,

радости и напасти.

Взгляд чужой, без участья

там всего тяжелей.

 1        4    5    6    7    8    9    10    11    12 

Стихи — Проза Критические заметки, рецензии

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com