ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Хельга ЛУ


ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

ГУРЗУФ

И вот я вновь в Крыму. На этот раз Гурзуф. Южный берег или «ЮБК» — так мягко, но почти обыденно, по привычке произносят местные жители.

Гурзуф — долина среди гор. Он разный. С одной стороны, можно сказать, обычный посёлок смешанного типа, центральная часть состоит из домов частного сектора, небольших улочек, магазинов и базарчика. Но это привычный глазу гурзуфского жителя пейзаж.

Однако для курортников — это интересное селение с восточными узенькими улочками, похожими на азиатские махаля, или на улочки горных грузинских селений, с множеством каменных ступеней, по которым можно попасть на самый высокий уровень улиц Гурзуфа или спуститься вниз на набережную, к морю.

Гурзуф, расположенный в одном из самых живописных мест южного берега Крыма, чрезвычайно популярен среди курортников. Здесь, что ни здравница, пансион или частный отель, то повсюду присутствует дух старого дворянского богемного времени.

Скульптуры и бюсты — молодого Александра Пушкина, Вл. Маяковского, талантливого польского поэта Мицкевича, дома-музеи художника Константина Коровина, писателя А.П. Чехова.

 

 

С Гурзуфом связано имя замечательного русского певца Федора Шаляпина. Одна из скал мыса Суук-Су, дальше всего выступающая в море, в память о нем названа Шаляпинской, она находится недалеко от Пушкинской скалы.

Прибывший в Гурзуф в ссылку в 1820 году вместе с семьёй генерала В.В. Раевского, молодой Александр Пушкин писал:

 

«Волшебный край, очей отрада! Все живо там: холмы, леса,

Янтарь и яхонт винограда, долин приютная краса,

И струй и тополей прохлада... Все чувство путника манит,

Когда, в час утра безмятежный, в горах, дорогою прибрежной,

Привычный конь его бежит и зеленеющая влага

Пред ним и блещет и шумит вокруг утесов Аюдага...»

 

Среди пышной зелени спряталась дача-музей Чехова, которую Антон Павлович приобрёл в 1900 году, правда, вначале это была ветхая татарская сакля у подножия скалы Дженевез-ая. Небольшой уютный домик, с множеством картин, книг, фотографий, находится в очаровательном живописном месте, у подножия невысоких скал, по которым в одну минуту можно спуститься к морю. Да, Чехову во вкусе трудно отказать. Если, гуляя по небольшому чеховскому садику, поднять высоко голову, то можно увидеть на вершине скалы остатки генуэзской крепости в ХIV-ХV вв.

Причём такие «остатки», на которых стоит современное, в виде корабля, здание отеля «Скальный» Когда мы решили осмотреть крепость и пощупать собственными руками творение замечательных генуэзцев, то встретили на территории «Скального» очень пожилую женщину, видимо работницу отеля. Бабушка отнеслась к нашей затее положительно, и состоялась весьма забавная беседа.

 

Седовласая, худощавая, в аккуратном, выцветшем светлом платьице, поверх которого был надет цветастый фартук, она энергично инструктировала нас относительно географического расположения крепости, одновременно сопровождая рассказ маленькими историческими справками,

— Сейчас пройдёте по дорожке, — шпионским голосом говорила бабушка, — и упрётесь в металлический забор, в нём увидите большую дыру. Быстро, не оглядываясь, пролезете в неё и окажетесь уже не в «Скальном», а в «Кипарисном». Это другая территория, не наша, — заговорщицки шептала бабушка, придавая голосу всё более страшные нотки, — там увидите черный металлический заборчик, в котором будет уже три дырки, не бойтесь, они большие — пролезете, и только вы пролезете, так сразу же поворачивайте направо, если, конечно, вас не поймает стражник, и, быстрее огибая скалу по тропинке, идите и идите...

— А там, — при этом бабушка вдруг нам игриво подмигнула, — перед вами откроется вход в пещеру и в страшный тоннель, который прорыли генуэзцы и который выведет вас к небольшому балкончику с другой стороны скалы, к морю! Вид конечно красивый, и увидите вы скалу Шаляпина.

Посмотрев на наши серьёзные, заинтересованные лица, бабушка с воодушевлением продолжила,

— Шаляпину, когда он приехал в Крым, эта скала понравилась, и он стал просить у Екатерины (примеч. авт.: бабушка имела в виду императрицу Екатерину): «Дай мне», но Екатерина ему не дала, и тогда Шаляпин запел, и Екатерина ему дала! С тех пор скалу эту и называют Шаляпинской.

Конечно, бабушка, мягко говоря, перепутала и царей и времена, но скала действительно была подарена Шаляпину в 1916 году богатой помещицей Ольгой Михайловной Соловьёвой. Я едва сдержала улыбку по поводу эмоционального бабушкиного рассказа. Мы вежливо поблагодарили, подарили бабушке денежку и пошли вглубь Генуэзской крепости. Нам повезло, охрана нас не заметила. И мы действительно, продвигаясь вдоль скалы по узенькой, заросшей кустарниками и зеленью тропинке, медленными, но верными шагами шли в цели. И нашли!

 

Тут мне хочется сказать несколько теплых слов о генуэзцах, которые появились на полуострове в средние века (XIII— ХV вв.) и, в отличие от гуннов, готов, татар, хазар, тюрков, древних русичей, половцев, являлись более созидателями, нежели разрушителями Тавриды, оставив после себя немалое количество крепостей и оборонительных сооружений.

 

Вход в пещеру был довольно большой, а далее начинался тоннель, мощные скальные породы были на ощупь гладкими, почти отшлифованными, и при попадании лучей света таинственно блестели. Диаметр тоннеля около двух метров, а длина около двадцати. Тоннель пронзает скалу и обрывается выходом на море. Перед нашим взором в полной красе предстал живописный берег Гурзуфа, а прямо на нас глядели скалы-близнецы — Адалары.

 

Всё радует в Гурзуфе: причудливые, то величаво осанистые, то безукоризненно строгие стройные деревья — оливы, кипарисы, чинары, можжевельник, тополя. Освежают замечательные фонтаны. Волнует и пьянит чудный, навеянный множеством ароматов воздух, и, конечно же, магнитом тянет к себе бирюзовое таврическое море.

 

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

 

Территория Гурзуфа и его окрестностей была заселена более 30 тыс. лет тому назад. О том, что здесь жили люди в III, II и I тысячелетиях до н.э., свидетельствуют обнаруженные в районе Гурзуфа поселения эпохи неолита и бронзы, а также таврские поселения и могильники. Здесь же раскопаны остатки античного поселения III в. до н.э. — III в. н. э., где сохранилась плита с древнегреческой надписью.

Вблизи Гурзуфа и на его территории известны 4 средневековых могильника V-VI , VI-VII и VIII-X вв., поселение и крепость Горзувиты, построенная, по свидетельству византийского историка Прокопия Кессарийского, в VI в. византийским императором Юстинианом. Во время раскопок 1959-1963 гг. обнаружены остатки укрепления, жилых домов и большой базилики VI века, на основании которых была возведена Генуэзская крепость. Остатки ее — полуразрушенная стена, сложенная из дикого камня, — находятся на источенной временем Генуэзской скале, напоминающей огромного двугорбого верблюда и поднимающейся почти в центре поселка. В XV в. турки окончательно разрушили крепость. Первоначальный вид крепости трудно представить, потому что камень из ее стен местные жители брали для постройки жилищ. В восточной части Генуэзской скалы пробит туннель с выходом к морю, откуда открывается прекрасный вид на море и острова среди бухты — Адалары.

Арабский географ Идризи сообщал, в XII в. Гурзуф (Горура) был торговым приморским городом. Таким же оставался он (Орзовиум, Горзовиум) и под властью генуэзцев, имевших тут своего консула и администрацию. В 1472 г., возвращаясь из Индии, в Гурзуфе побывал известный русский путешественник Афанасий Никитин.

После того, как Крымское ханство попало в вассальную зависимость от Турции в 1475 году, Гурзуф потерял свое былое значение. Турки разместили здесь свой гарнизон. Большую часть населения в то время составляли потомки византийских греков. В 1778 г. они были переселены с Южного берега. Опустевший Гурзуф заселили татары. Земли, прилегавшие к нему, стали собственностью ханства.

После присоединения Крыма к России в 1783 году эти земли отвели полковнику Д.Е. Леслию. В конце XVIII в. Гурзуф представлял собой небольшую деревушку с населением в 179 человек государственных крестьян, которые занимались садоводством и земледелием. В 1808 г. новороссийский генерал-губернатор А.Э. Ришелье приобрел участок земли в устье реки Авунды, заложил парк и построил дом со службами. Это имение в 1823 г. купил один из крупнейших землевладельцев России — новороссийский и бессарабский генерал-губернатор М.С. Воронцов. В 1834 г. земли Воронцова купил сенатор Фундуклей и построил в 1847 г. винодельческий подвал, где производилось ежегодно около 3тыс. ведер вина.

С 80-х годов XIX в. Гурзуф начал превращаться в буржуазный курорт. В 1881 г. имение Фундуклея приобрел российский предприниматель П.И. Губонин. Он построил здесь гостиницы в стиле Бахчисарайского дворца, соединив его с традициями русского деревянного зодчества и античными мотивами, ресторан, провел электричество, телефон, благоустроил парк.

В конце XIX в. это был наиболее благоустроенный курорт на Южном берегу Крыма. Само селение имело несколько магазинов и столовых, кофейню, две пекарни. Но дома поселка строились без плана и соблюдения санитарных норм, улицы были кривыми, узкими и неблагоустроенными.

После установления советской власти (15 ноября 1920г.) на базе национализированных имений были организованы совхозы «Гурзуф», «Буюрнус», «Болгатур». 1 января 1921 г. в Гурзуфе было открыто два сезонных санатория для лечения больных легочным туберкулезом. Летом 1922 г. их передали Главному военно-санитарному управлению РККА, и уже в августе объединенная здравница приняла первых больных воинов. Санаторий имел 300 коек.

 

Летом 1925 г. в живописной местности между Медведь-Горой и Гурзуфом был открыт первый в стране пионерский лагерь-санаторий Артек. Инициатором его создания был З.П. Соловьев, опытный врач, заместитель народного комиссара здравоохранения. В 1925 г. в Артеке отдыхали 289 пионеров (в современное время до 5 000 ребят — прим. авт.)

В распоряжении ребят — дворец Суук-Су с большим зрительным залом, библиотекой и музеем космонавтики им. Ю. Гагарина. С 1959 г. лучший лагерь «Артека» — «Морской» — стал международным. Здесь побывали гости из 36 стран.

На территории поселка много живописных и примечательных уголков: мыс Суук-Су (Холодная вода). Самая далеко выступающая в море скала этого мыса названа именем Шаляпина. В верхней части мыса видна серая башня, сложенная наподобие средневековой крепости, рядом на площадке установлен небольшой памятник Пушкину. В основании этой скалы находится знаменитый Пушкинский грот.

 

Аю-Даг (Медведь-гора) — это гора вулканического происхождения. Высота Медведь-горы невелика — 577 м над уровнем моря, однако площадь ее внушительна — 5,4 кв. км. Издали кажется, что гора Аю-Даг поросла кустарником, на самом же деле шерсть исполинского каменного медведя — это настоящий густой и тенистый лес. Аю-Даг называют одним из естественных минералогических музеев Южнобережья. Из крымского диабаза сделаны трибуны на Красной площади в Москве.

В парках Гурзуфа можно увидеть бюсты Адама Мицкевича, Леси Украинки, Федора Шаляпина, Антона Чехова, Максима Горького, Владимира Маяковского. Эти люди в разное время бывали в поселке. Любили Гурзуф художники Репин и Суриков, писатели Куприн и Мамин-Сибиряк. Особенно многое связано с именем А. С. Пушкина. Он провел здесь несколько недель летом и осенью 1820 г., во время ссылки на юг России.

В Гурзуф Пушкин приехал с семьей генерала Н. Н. Раевского, героя Отечественной войны 1812 года. Раевские остановились в доме герцога Ришелье, построенном в 1811 г.; поэту в нем был предоставлен мезонин, выходивший на запад. Сейчас в доме «Ришелье» находится музей А. С. Пушкина — отдел Ялтинского историко-литературного музея. Этот дом расположен западнее военного санатория, в так называемом Пушкинском парке.

У начала парка, недалеко от входных ворот, растет группа оливковых деревьев — это одно из мест Гурзуфа, связанных с именем А. С. Пушкина. Под этими оливами поэт любил гулять, любуясь морем. На парапете беседки установлены бюст поэта и мемориальная доска с надписью: «Здесь был А. С Пушкин». Около «дома Ришелье» сохранился «пушкинский кипарис», о котором поэт писал в письме Антону Дельвигу: дереву более 170 лет. Живя в Гурзуфе, поэт часто совершал прогулки вдоль побережья и в горы, ездил верхом к вершине Аю-Дага. Узкая охотничья тропа, вьющаяся по скалистому склону Аю-Дага, по которой ездил Пушкин, уже в начале XX в. называлась Пушкинской. К мысу Суук-Су «Холодная вода», где есть живописные гроты, выдолбленные прибоем в скалах, поэт подплывал на лодке.

Теперь один из гротов и скала над ним они находятся на территории Международного детского центра «Артек» и называются Пушкинскими. В верхней части мыса Суук-Су видна серая башня, сложенная по образцу средневековой крепости. С восточной стороны на ней прикреплена мраморная доска, на которой выбиты строки из стихотворения А. С. Пушкина «Прощай, свободная стихия», обращенные к морю.

В Гурзуфе Пушкин работал над поэмой «Кавказский пленник», написал несколько лирических стихотворений. Здесь возник у поэта замысел поэмы «Бахчисарайский фонтан», а также замысел романа «Евгений Онегин». В конце жизни он вспоминал о Крыме: «Там колыбель моего Онегина». «Полуденный берег» оставил глубокий след в творчестве великого поэта.

Гурзуф — Страна Листригонов, БалаклаваБалаклава, крепость ЧембалоФиолентДубровникТаманский полуостровСтрана ЧерногорияЧуфут-КалеБахчисарайОраниенбаумСвятогорская Свято-Успенская ЛавраПшада. Царские дворцы карликовОстров Ibiza Эс Ведра, остров загадок и мистики

РассказыТворчество друзей — Путевые заметки — Стихи

Содержание всего раздела Хельги Лу

вентфасад работа.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com