ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ованес ГРИГОРЯН


СТИХИ

 

Коробка

Четыре стены, потолок и пол,

гостиница у чёрта на куличках —

(бедный зверёныш в пробирке... юдоль!)

В канализации плачет водичка.

 

А за окном всё дождит и дождит,

лампа, мигая, играет со светом,

и чёрная тень за тенью бежит

по белой стене в гостинице этой.

 

Беззвучное радио древних времён

никчемно повисло на стенке,

стул рядом с кроватью и сломанный стол,

убогое царство в застенках.

 

Четыре стены и четыре строки

склеены рифмой в коробку.

В полночь душа всему вопреки,

как кошка, царапает робко.

 

Война, но мир

В один грустный осенний день они встретились лицом к лицу —

два солдата-противника.

У каждого из них был свой генерал,

и каждый имел винтовку,

которой хорошо владел.

Находясь напротив друг друга, они рыли окопы,

откуда должны были целиться друг в друга —

вот почему они так рьяно рыли свой траншеи —

и рыли глубже,

и рыли глубже.

 

В один грустный осенний день они встретились лицом к лицу —

два солдата-противника.

У каждого из них был свой генерал:

генералы давали приказы и курили сигареты,

и солдаты продолжали рыть траншеи —

и рыли глубже,

и рыли глубже.

 

Вначале генералы ничего не подозревали —

они только отдавали приказы,

они только курили свои сигареты,

бросая иногда ненавидящие взгляды на врага,

но генералы ничего не подозревали.

Когда  они осознали произошедшее, было довольно-таки поздно:

солдаты вырыли слишком глубокие траншеи,

чересчур глубокие траншеи —

и продолжали рыть,

и продолжали рыть.

 

Генералы громогласно вскричали: «Выходите, трусы!»

«Прекратите рыть!» — затопали ногами,

бросая иногда ненавидящие взгляды на врага.

Но увидев, что все их усилия напрасны,

они надрывно заплакали

и начали непристойно ругаться,

тщательно подбирая слова.

 

Армения

Это моя страна. Она

настолько мала, что уезжая вдаль,

я без труда беру её с собой.

Она мала, как новорождённое дитя.

Она мала, как престарелая мать.

На карте мира

едва различимой слезинкой

светится мой Севан.

Это моя страна. Она настолько мала,

что я упрятал её в сердце,

чтобы не потерять.

 

* * *

Отец и мать —

как  две горящие свечи

на плоскости моих ладоней,

как две тающие свечи...

отец и мать.

 

Я осторожно иду

сквозь года,

чтоб эти свечи

не задуло Время.

Я прохожу,

дыханье затаив.

И светом надвое

разделено моё лицо.

 

И четверть века

где-то за спиной.

Ещё лет двадцать пять, —

и тьма меня накроет.

Накроет тьма —

меня не станет.

 

Отец и мать —

две тающие свечи.

То весел я,

то грустен,

освещённый их родимым светом.

 

На плоскости

моих ладоней —

две тающие свечки

на пальцы проливают мне

горячие восковые слёзы.

 

С новой строки

Родился ранним, бедным

гюмрийским утром...

сестра, которая пришла в этот мир вместе со мной,

умерла через несколько часов.

Августовское солнце, взошедшее давным-давно,

безучастно взирало на нашу семью,

которая в смятении то смеялась от радости, то плакала от горя.

Сейчас уже никто не помнит в нашем доме

сестричку, которая жила лишь несколько часов

в то послевоенное, голодное утро...

Только я не могу забыть её

и порой, просыпаясь от сердечной боли,

вглядываюсь влажными глазами в тишину,

и миг за мигом вспоминаю те девять месяцев,

которые мы прожили вместе

в лучшем времени нашей жизни.

Перевод Е.Шуваевой-Петросян

 1    2    3

Интервью с Ованесом Григоряном

Стихи Елены Шуваевой-Петросян

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1,5 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com