ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ДОРОГОБЕД


http://people.freenet.de/dorogobed/index.htm

 

Сумерки души

* * *

На опустевшем дворе

Плакал так жалобно, звонко

Кем-то забытый дождь

* * *

Как высока, как печальна

Тихая музыка ночи.

Молча блуждаю по саду.

* * *

И подойдут холода.

Дверь отворю и с поклоном

Выйду к гостям долгожданным.

* * *

Гость запоздалый у двери

Мнется, войти не решаясь.

Дождь за моим окном.

* * *

Дождь, мой настырный сосед,

Громко в окно мне стучится.

Хочет поговорить.

* * *

В дом постаревший вхожу:

Ни огонька, ни души.

Мы разминулись с отцом.

* * *

Яркие угли костра

Залиты черной водою.

Быстро погас зимний день.

* * *

Утро. Но медлит рассвет:

Зимнее солнце лениво,

Словно жена в воскресенье.

* * *

Солнца пылающий шар

Дети забросили в море.

Взрослым его не достать.

* * *

Из почерневших снегов

Выглянул первый подснежник.

Знать, оживает душа.

 

Осень: листопад

 

* * *

Cолнце рыжей сонною собакой

Из своей конурки грустно смотрит,

Петушиный крик ему не в радость.

Выйти не спешит оно наружу:

Холодны осенние рассветы.

 

* * *

По утрам в больнично-чистом небе

Чередой бредут простуженные листья,

Шаркая ногами по асфальту.

 

* * *

Я позабыл этот день...

В черную воду смотрю:

Ярким пятном все кружит,

Остановится не может

Лист на поверхности лужи.

* * *

И в день четвертый грянул дождь,

Потоки влаги разливая,

И мысль о прошлом размывая,

Как будто все ошибка, ложь.

На пятый день неслышный снег,

Еще от слез немного влажный,

Засыпал дождь многоэтажный.

Молчали. Сыпал без помех.

А в день шестой вошел мороз,

Хотел заставить веселиться,

Изображая мертвых лица,

Твердил, что это — лики роз.

И в день седьмой, восстав от сна,

Сошел на землю луч весенний.

И это было — воскресенье.

Но это не была весна.

* * *

Я затерян во снах и никак не могу

Вновь пробиться сквозь них в милый сумрачный день.

Я бесчисленным солнечным полднем бегу,

Чтоб настигнуть врага. Этот враг — моя тень.

О, как он изворотлив и ловок, мой враг,

Он кружит предо мной недоступно немой,

И в душе у меня появляется страх:

Вдруг я лишь его тень, он — охотник за мной.

Лишь зажмурив глаза, вижу сумрачный день,

Где ни холода тьмы, ни дыханья огня...

Я ль с трудом догоняю бегущую тень,

Или тень без труда настигает меня?

* * *

Холодная осень. Пора привыкать

К проделкам коричнево-желтого войска,

Чьи шутки такого коварного свойства,

Что нет сил смеяться, и нет сил страдать.

Холодная осень. Пора привыкать.

Печальных садов коротки послесловья.

И небо прозрачное над изголовьем

Вот серою шторой закроют опять.

Смотрю и не верю: опять и опять

Звенит все вокруг и рыданья возносит.

В слезах угасает холодная осень,

И к этому тоже пора привыкать.

* * *

Снег падал и падал. Усталые плечи

Сжимали прохожие под снегопадом.

А в доме напротив — фигурные свечи,

И нет ни жары, ни мороза. Прохладно.

Снег падал и падал. И шаг замедляя,

Прохожие шли, напрягая все силы.

А в доме не любят и не изменяют,

В нем вещи и люди любезны и милы.

И ночь. Все застыло. Снег падал и падал,

Следы заметая последних прохожих.

И лишь мальчуган заблудившийся плакал

У дома, где все друг на друга похожи.

* * *

То ли спит, то ли Господу молится,

Взгляд незрячий, вонзив в потолок,

Это все глухота, да бессловица,

И душа заперта на замок.

Ни движенья, ни стона, ни шепота.

Холодок плотно сомкнутых век.

Затвержен урок, кончены опыты.

Лишь щелчок, и погашен свет.

* * *

Там на небе, о Смерть, вместо звезд фонари,

Там на небе, о Жизнь, безобразные желтые пятна.

Ты так рвался туда, но смотри:

Заберут и однажды не пустят обратно.

Что же скажешь тогда, о великий пророк,

Глядя вниз сквозь туман на печальные серые крыши?

Дождь прошел, и безжалостный город подмок,

И, промокший, оглох и тебя не услышит.

О, тоска, и не вымолвить правильных слов,

А неправильных нет, растерял по дороге к вершине.

Ты возникнешь в одном из предутренних снов,

Затвердив свой урок, как тупая машина.

О, тоска, о Великий Подавший Надежду,

О, как больно: растоптано солнце в груди!

О, отстань от меня, от невежды,

Уходи же, проклятый пророк, уходи!..

Город в степени N

За полсудьбы до вечной мерзлоты

Укутал Город мрак оцепененья,

А, может быть, восторг остепененья...

Два скромных Кандидата Темноты

Меня степенно в степень возводили.

Сначала возвели в квадрат.

И линиями четкими сверкая,

Стоял я мир промерзший созерцая,

С надменной и нелепой высоты.

А после — в куб

С кубической улыбкой

Я стал похож на раненую скрипку

С неуцелевшего доныне полотна

Художника, чья степень просто N,

Поскольку имя, сердца ритм и кисть

Его

Мне совершенно ничего

Не говорят,

Поскольку дышим разным кислородом,

Ведь я в иную степень возведен!

— Ах, черт возьми, забавный экземпляр!, —

И две улыбки, словно вспышки молний.

— Да это докторскою пахнет, и не меньше.

...И дикое мельканье жестких граней.

Я некто, возведенных в степень... нет,

Не помню, что последним было...

Еще раз возведенье, впрочем, нет.

Меня тихонечко из корня извлекали,

Так медленно, неспешно, осторожно,

Что даже нежность мне почудилась в тех пальцах,

Меня державших бережно, но твердо.

Да что там нежность... Я открыл глаза:

На белизну холодного стола

Ложился пухом ярко-красный снег...

Последний сон

На потемневшей ветке сентября,

Покрытой прошлогоднею листвою,

Качалась птица цвета серой грусти.

Приподняв клюв значительно и важно,

Пророчила о чем-то в пустоту.

А я —

Вдоль улицы, похожей на траншею

Там где-то на ничейной полосе.

И с двух сторон — враги...

Через плечо

Полупустая сумка (том Достоевского

И черствый бутерброд

С засохшим сыром).

Я одна и спутник.

Он мне знаком и вовсе неизвестен,

И так до ужаса похож на птицу,

Которая пророчит в пустоту.

Полночный перекресток. Мне — направо,

Ему — назад, на ветку сентября,

Где мир такой расплывчатый и нежный,

Напоминает прошлогодний снег.

Я — через улицу на красный свет.

Остановилась. Тяжело дышу.

А предо мной — октябрь:

По длинной мокрой ветке,

Покрытой пеплом позапрошлогодним

Расхаживает птица,

Цвет — неясен,

И что-то неразборчиво кричит...

* * *

И падаю. И близится земля,

Все разворачивая и нагромождая:

Поверхности, глубины, бездны...

И дальше — в пустоту. И это все,

Все для меня. Ведь я один,

И я один лечу к земле. И падаю,

Точнее погружаюсь

В громады гор, величину пустынь

И пропастей оскалы

Они смыкаются

Над мною и во мне.

И цепь замкнулась. Тихо улыбнувшись,

Я говорю всем: «Здравствуйте!»

И шорох голосов, и трепетанье нерва —

Навстречу мне.

Я сделал шаг, другой,

И дверь за мной закрылась.

Навсегда.

Повести и романы (фантастика, фрагменты) —  Эссе — Стихи — Интервью с И.Дорогобедом

«Весенний дебют 2004». Электронная книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 700 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

мультфильмы бесплатно

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com