ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Наталия ДОМАНЧУК


Серебряный лауреат Национальной Литературной Премии
«Золотое Перо Руси», 2007 г.

Мисс Летний Дебют 2004 в номинации Проза

Родилась в Молдавии, закончила институт в Одессе, а сейчас живу и работаю в ЮАР.

Наталия.

«ИнтерЛит, спасибо! Наталия Доманчук очень хороший прозаик. Ее АЗБУКА АНГЕЛОВ просто гениальна!»

Валерий Митрохин. Из письма в редакцию. 07.12.11

 

ИЗБРАННЫЕ РАССКАЗЫ

МЫШЬ

Встала, оделась, умылась.

Нет, вначале надо умыться, а потом одеться. Но я всегда все делаю наоборот.

Надо выпить кофе, а я пью чай. Потому что чай мне больше нравится. Я вообще стараюсь выделяться из толпы. Потому что я — самая простая серая мышь.

Он так и зовет меня — Мышка.

Я люблю сыр. Все мыши любят сыр. Он покупает мне сыр килограммами. Я целую его в нос, а он прижимает меня к себе и вдыхает аромат моих волос.

Ему нравится, когда мои волосы влажные после душа. Ему нравятся мои глаза — серые жемчужины. Иногда я получаю десятки поцелуев в ресницы. Они у меня совсем не пушистые, а он твердит, что мягче и нежней ресниц не встречал.

Когда он держит меня за руку, я ощущаю тепло, и это тепло проникает в мое тело. Мне становится тепло и уютно. Я зарываюсь головой в его свитер и наслаждаюсь его запахом.

 

Он опять принес мне сыр и белую розу.

Я люблю белые розы. Я отрезаю ломтик сыра, усаживаюсь в кресло и улыбаюсь.

Он смотрит на меня. Садится у моих ног и спрашивает:

— Ты счастлива?

Я улыбаюсь. Конечно, я счастлива.

— Ты хочешь быть со мной всегда?

Я опять улыбаюсь. Я только этого и хочу.

— Почему ты любишь белые розы? Это ведь слезы.

— Нет, слезы соленые и прозрачные.

— Откуда ты знаешь, какие слезы? Я никогда не видел, чтоб ты плакала.

— И не уведешь. Мыши не плачут.

— А что они делают, когда им плохо?

— Не знаю. Пока не знаю.

 

Сегодня ты опять пришел без сыра. Ты давно не дарил мне его.

— Что у нас на ужин? — ты уже не целуешь меня при встрече.

Я стараюсь улыбаться. Может это просто семейный быт. Может все скоро пройдет, и ты опять станешь прежним.

 

Что же все-таки происходит?

Вчера меня угостили сыром. Я впервые угостилась с чужих рук. Мне протянули ломтик сыра на золотой вилочке. Я хотела взять в руки и откусить. Я так соскучилась по вкусу сыра, но мои две руки были зажаты одной ладонью, и кто-то улыбаясь, совсем не как ты, дал испробовать этот лакомый кусочек.

Этот сыр показался мне абсолютно безвкусным и пресным.

— Нравится? — спросил незнакомец.

Я кивнула.

— Хочешь еще?

— Нет, спасибо. Мне пора.

 

— Ты дуешься на меня, а я не знаю за что. Я пытаюсь поговорить с тобой, но ты избегаешь разговора.

 

Теперь я все поняла. Я видела тебя. Ты улыбался и разговаривал с ней. Она не серая мышь. Она красивая и желанная.

 

Кто виноват во всем, что с нами произошло? Кому мне задавать вопросы и где найти доктора, который поможет в этой ситуации.

Ты живешь рядом со мной, и я чувствую, что все можно вернуть, и ты, я думаю, тоже хочешь этого.

 

Вчера мы вместе ходили за покупками. Ты остановился напротив прилавка с сырами. Я смотрела на тебя и ждала, что ты купишь сейчас его, ведь ты знаешь, что именно это и надо мне.

Мне нужен сыр с твоих рук. Понимаешь? Только с твоих. Ведь не в сыре, в конце концов, дело. Да, я попробовала его вкус втихаря, но ведь и ты угощал им других. Главное, что мы поняли, что нам надо, а сыр — это ведь просто предлог. Эта наша традиция. Ну чего ты молчишь? Купи его, и все начнем сначала.

Ты посмотрел мне в глаза. В них были слезы. Но ты не купил мне заветное лакомство. Может, это просто мужское самолюбие. А может ты действительно уже не любишь меня.

 

Я купила сама сыр. Я нарезала его на ломтики, уложила на тарелку. Ты пришел усталый и попросил ужин.

Я подала тарелку с сыром.

Ты взял один ломтик. Я смотрела и ждала. Ты протянул мне желаемый ломтик, и отведав заветного плода, я сказала:

— Потрясающий сыр. Вкусней никогда не ела.

Ты что-то хотел мне сказать, но я перебила тебя.

— Знаешь, мыши умеют плакать.

— Умеют? — удивился ты. — Ты ведь говорила, что мыши не плачут.

— Я ошибалась.

— А когда они плачут? Когда им плохо?

— Нет, они плачут, когда теряют частицу себя. И слезы — они не соленые. Они...

— Они горькие, — ответил за меня ты и откусил кусочек сыра.

РОКОВАЯ ОШИБКА

Тепло. Тепло разливается, оно во мне, оно окутывает меня.

Мне так хорошо. Я счастлив. Я улыбаюсь. Никто не видит этого, и это мне нравится. Я закидываю ногу на ногу и расслабляюсь. Мне нравится, что я один.

Сладко зевнув, я закрываю глаза и уплываю.

Мне снится небо. Голубое-голубое. Мне снится солнце и океан. А вот и я. Я вижу себя. Я громко смеюсь, обнимаю тебя. Ты смотришь на меня с такой любовью! Я тоже тебя люблю. Я прижимаюсь к тебе всем телом. Ты смотришь мне в глаза.

— Как же я люблю тебя! — шепчешь ты мне.

Я убегаю. Ты машешь мне вслед рукой.

Я счастлив. Мне так хорошо! Если бы ты только могла знать, как мне хорошо!

Неужели можно быть таким счастливым?

 

Что это? Это ты меня обнимаешь? Мне неприятно. Убери руку. Что ты делаешь? Мне больно... Мне так больно. Я задыхаюсь. Мне не хватает воздуха. Помоги мне. Помоги мне, пока не поздно...

 

Что же ты делаешь? Я же верил тебе! Я думал, мы всегда будем вместе. Я верил, что все будет так, как в моем сне. Зачем? Зачем ты это делаешь? Ты не любишь меня? Ты не хочешь быть со мной?

Дай мне шанс. Один только шанс, и ты поймешь, что я хороший. Я не буду тебя никогда обижать. Когда тебе будет плохо, я просто буду сидеть рядом и держать тебя за руку. Я буду молчать и гладить тебя по шелковистым волосам.

А когда мне будет плохо, ты поможешь преодолеть все трудности, потому что ты умная и мудрая. У тебя огромные синие глаза, в которых живет любовь.

Я не помешаю тебе быть счастливой. Я просто хочу быть с тобой рядом и в горестные минуты, и в минуты счастья.

Я никогда не обману тебя и не предам. Я обещаю тебе, моя любимая мамочка, что буду самым лучшим сыном на свете!

Только не делай этого. Мне так больно.

Мама!!!

Зачем же ты сделала это?

 

Кровавое месиво вытащили щипцами. Кровь выливалась в белую миску.

Все, что осталось этой женщине — это только вытереть слезы, положить на живот холодную грелку и отправиться в палату, где в ожидании такого же избавления сидела я.

Женщина зашла в палату, держась за живот, и легла на кровать. Её лицо было бледным, а губы что-то шептали. Мне захотелось услышать, что она говорит, и я подошла к её кровати.

Она посмотрела мне в глаза и тихо сказала:

— Больно. Очень больно.

— Где? — спросила я.

— Здесь — ответила она и показала на низ живота.

 

Меня кто-то взял под руку.

— Мамаша, о чем вы думаете? Я третий раз называю вашу фамилию. Вам что, особое приглашение нужно? Доктор ждет. Идемте быстрей.

Я отдернула руку и подошла к окну.

На асфальте большими буквами было написано: «Мила, спасибо за сына!»

Рядом с надписью стоял мужчина, держа в руках цветы и пакет с красными яблоками.

Я поняла, что никто не напишет мне таких слов и никто никогда не поблагодарит за ребенка. Я поняла, что никто не принесет мне в роддом цветов и яблок.

Яркий лучик солнца заглянул в глаза, и слезы потекли по щекам. Мне почему-то захотелось яблок. Больших-больших, красных, с желтым переливом. Мне захотелось взять это яблоко обеими руками, уткнуться в него и носом, и губами и рассказать ему, что я совсем одна на этом свете и что мне сейчас очень плохо.

 

Медсестра опять взяла меня под руку:

— Мамаша, вы что, не слышите меня?

— Слышу, — тихо сказала я, забрала свои вещи и поплелась к выходу.

 

Малыш, я с тобой! Я не сделаю тебе больно никогда. И ты не думай, я совсем не боюсь боли. Боли внизу живота. Я боюсь боли в груди. Там, где находится душа. Там, где ничто не сможет заполнить пустоту, если тебя не будет. Я не хочу совершить ошибку, о которой буду сожалеть всю жизнь.

 

Маленький комочек внутри меня положил ногу на ногу, руку закинул за голову, зевнул и уснул. Ему снилось солнце, океан и женщина с зелеными глазами, которая прижимала его к себе и шептала:

— А трудности? Мы справимся. Правда, дочурка?

КРАСОТКА

Я очень красивая. Не просто симпатичная, а просто красавица.

Все мужчины оборачиваются мне вслед. Я привыкла к их вниманию и стараюсь не грубить им, когда они рассматривают меня со всех сторон.

Все есть у меня, но вот счастья нет. Не рада я ни первым лучам солнца, ни закату, ни ветру, что гуляет и цепляется ко мне. Мне противно пение птиц, мне кажется это таким сентиментальным... А я... Я слишком серьезная и красивая, чтоб думать и наблюдать за природой. Ведь природа не спрашивает меня, какую погоду я хочу сегодня. И вот сейчас... Кто просил эту погоду, чтоб сегодня пошел дождь? Я не просила. Я вся промокла, и этот дождь без моего разрешения смыл с меня всю косметику. А я все стою, как дура, и жду СВОЕГО. Даже не знаю, как его назвать. Мужем его не назовешь, у него жена есть. Страшная, конечно, но зато она ему двух детей родила. А деток он своих очень любит. Да я и не ревную его к ним.

Любовником тоже его назвать не могу. У него и любовница имеется. И я это тоже прекрасно знаю, да он и не скрывает этого от меня. Он мне так прямо и говорит: еду я к Таньке, порезвлюсь немного.

Поэтому я его никак не называю. По имени? Имя у него странное: Игнат. Не нравится оно мне.

 

Ой, холодно-то как! Стою уже битый час под дождем и все жду. Настроение паршивое, хочется устроить ему что-нибудь такое... О, так я вижу, я не одна такая. Вон стоит еще одна такая же. И как я её не заметила? В шаге от меня стоит. Поговорить, что ли, с ней? Чего одной стоять.

Ох и страшная она... Ни косметики, ни духов не использует.

Видно, что не следит за собой.

И почему? Наверное, денег нет. А может просто лень.

Ладно, поболтаю с ней немного.

— Привет старушка! Как дела?

— Здравствуйте. Мы разве знакомы?

— Нет. А какое это имеет значение. Разве плохо вот так вот поболтать с незнакомкой? Ты видишь меня впервые, и я тебя тоже. Я расскажу тебе о своих проблемах, а ты мне о своих. И нам обеим станет легче.

— А мне нечего тебе рассказывать. У меня нет проблем.

— Ну тогда я расскажу тебе о себе. Вот посмотри на меня. Я очень красивая и очень молодая. Все оборачиваются мне вслед.

Когда я познакомилась с ним, он меня просто обожал. А сейчас? Я забыла, когда он в последний раз называл меня ласковым именем. Да, конечно, он работает и очень устает. Но ведь пару ласковых слов — это ведь не тяжело? И я думаю, а что будет дальше? Это сейчас я красивая и молодая. А завтра я буду старая и некрасивая. И тогда я вообще никому не буду нужна.

Разве ты не задумываешься об этом?

Разве тебе никогда в голову не приходило, что будет завтра, как ты будешь жить? Я ужасно боюсь старости. Боюсь постареть. Это так страшно — быть одной и никому не нужной.

— Нет. Я этого уже не боюсь. Я уже давно не молода, и, как ты сказала, я уже старушка, и самое страшное у меня уже позади. Мне повезло с ним. Он не красавец, но и не урод. Он не богат, но и не беден, и хоть и работает, и тоже устает, он находит для меня ласковые слова и очень часто дарит подарки. Он никогда не обижает меня, и я стараюсь отвечать ему тем же. Ведь самое главное — это взаимопонимание. Я чувствую, что ему надо от меня, и поддаюсь на его просьбы, а он мне за это благодарен. Я вижу это по его улыбке, иногда по его ухмылке. Я знаю каждую морщинку на его лице, и я благодарна судьбе за то, что встретила его на своем пути. Но самое главное.... Самое главное то, что мы оба знаем, что мы нужны друг другу, и не мечтаем о... Ладно, мне пора. Вот идет он.

По направлению к «жигуленку» шел высокий симпатичный мужчина средних лет. Он подошел к своей маленькой, старенькой машинке, погладил её и сказал:

— Ну что, девочка моя, поехали?

И жигуленок плавно выехал с парковки. А красивая шикарная «АУДИ» стояла и смотрела им вслед. И хоть она была совсем новая и очень красивая и многие оборачивались ей вслед, она по-женски завидовала этой «копейке».

ЗАГАДКА

Я знал, что где-то на свете есть ты. Я ждал нашей встречи очень долго. Мы переписывались почти полгода. Каждый день я узнавал о тебе что-то новое, выискивал самые сокровенные твои тайны, пытался виртуально заглянуть тебе в глаза и увидеть, примешь ты меня таким, каков я есть, полюбишь ли меня, с моими недостатками, или прогонишь. Ты рассказывала мне о себе. Я пытался в своих рассказах немного приукрасить себя. Ты не пыталась приукрасить себя. Я и так знал, что ты прекрасна!

У меня была другая до тебя. И даже переписываясь с тобой и живя только тобой, я жил с другой. Нельзя сказать, что я не любил её. Я просто очень давно её знал и привык к ней. Но однажды ты спросила: «Сможешь ли ты её забыть?» Я не хотел лгать тебе и ответил: «Не знаю». Ты не обиделась на меня и сказала: «Приезжай поскорей». И я приехал. Я оставил ту, с которой прожил все эти годы.

 

Когда я увидел тебя, я понял, что только ты — моя большая и светлая любовь, только ты самая неповторимая и загадочная, только ты сможешь мне дать то, о чем я так долго мечтал.

Когда я приехал, ты светилась от счастья. Ты полюбила меня сразу, и я утонул в тебе.

Я помню наш первый закат. Он был теплым, как летняя ночь. Ты обнимала меня, а я смотрел тебе в глаза и не мог поверить, что я здесь, сейчас, с тобой.

Я помню наш первый рассвет. Ты разбудила меня шумом океана и долго целовала летним прохладным ветерком.

— Просыпайся, соня, — ласково сказала ты. — Я столько еще должна тебе рассказать и показать...

— Мне больше ничего не надо. Главное, что ты со мной!

Я растворялся в тебе. Ты мне казалась такой слабой, мне постоянно хотелось покорять тебя. С каждым днем мы прирастали друг к другу.

 

Мы проводили вместе все дни и ночи. Я знал все твои тайны. Я познал всю тебя. Тебе не нравилось это:

— Я боюсь, что когда ты прочтешь меня всю, ты уйдешь.

Но я не мог насладиться и на твои обиды не обращал никакого внимания.

— Я хочу быть твоей открытой книгой, — шептала ты,— я хочу, чтоб ты постоянно открывал для себя что-то новое, чтоб я всегда была для тебя ЗАГАДКОЙ.

— Ты — моя ЗАГАДКА! — шептал я и тонул в тебе.

 

Я был с тобой больше года. В моих глазах появилась грусть, и ты почувствовала это.

— Ты вспоминаешь её? — однажды спросила ты.

— Я вспоминаю её каждый день, — грустно ответил я.

— И ты любишь её? — в твоих глазах были слезы.

Я не знал, что тебе ответить. Я не хотел тебе лгать, но и правду не хотел говорить. Ты верила мне, и я боялся обмануть твои надежды.

Ты перестала задавать мне вопросы о ней, в надежде, что я смогу её забыть.

Ты окружила меня вниманием и заботой, лаской и терпением, а я все равно каждую ночь во сне видел не тебя, а её.

Я пытался вырвать её из моего сердца, но не смог.

 

Когда я уезжал, ты горько плакала на моем плече.

— Не уезжай! Не уезжай! Не уезжай! — молила ты.

Вместе с тобой плакало и мое сердце. Я обманул и тебя, и себя. Потому что сердце мое было с ней. И ты в этом совсем не виновата. Просто я так устроен, и ты должна это понять.

Я всегда буду любить тебя, моя милая АФРИКА, но сердце мое принадлежит другой. И имя её — РОССИЯ.

 1    2    3

Е-сборник «Летний дебют 2004». Формат PDF, 750 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

DentalM стоматологическая клиника на фонтанской дороге высшего класса.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com