ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Динара РАСУЛОВА


РАССКАЗЫ

ПОСЛУШАЙТЕ

Доктор Афанасьев в упор смотрел на своего пациента. «Что он от меня хочет? — думал доктор. — Издевается или просто сумасшедший?»

Дело в том, что его пациент — дряхлый старик по фамилии Айвего — уже второй час читал стихи. Прямо здесь, в кабинете врача, сидя напротив. Доктор неоднократно пытался остановить его, но тогда пациент хватался за сердце и чуть не со слезами говорил:

— Доктор, прошу ещё несколько минут, я умираю доктор, слышите! Вы ещё даже не догадываетесь, что значит умирать, но я-то, я-то знаю. Прошу, выслушайте меня! Иначе я умру прямо здесь, на ваших глазах.

— Ну, хорошо, если вы прочитаете мне ещё одно стихотворение, вы проживёте до завтра? — спрашивал измученный врач, привыкший к выходкам пациентов нервного отделения.

— Да, да, я обязательно проживу до завтра, только послушайте меня!

И он вновь начинал читать стихи. Причём не свои, а какого-то другого автора, но почему-то пациент считал своим долгом прочитать доктору именно эти стихи.

В дверь каждые пять минут заглядывали возмущённые пациенты, уже который час сидевшие в очереди.

— Ещё минуту, — говорил им старик. — Ещё одну минуту, доктор не может поставить мне диагноз.

Было странно, но Айвего говорил настолько уверенно и властно, что остальные пациенты послушно закрывали дверь и дальше ждали своей очереди.

В кабинет вошла сестра.

— Нам бы успокоительного, внутривенно, — сказал Афанасьев медсестре, показывая глазами на пациента Айвего.

Айвего вопросительно взглянул на доктора:

— Неужели вы думаете, что я сумасшедший?

— Нет, ну что вы. Знаете, это ведь просто витаминчики, я и сам их колю, иногда, — смущался доктор.

Пациент убедился, что ему желают только хорошего, и продолжил читать стихи. Когда время пребывания его в кабинете превысило 2 часа 15 минут, доктор, не в силах больше терпеть, ласково сказал:

— Знаете что, Фёдор Палыч, давайте отложим наше с вами чтение на завтра. Вы же понимаете, что там, за дверью, ждут люди, им необходима моя помощь.

— Но, доктор, уверяю вас, я до завтра не доживу.

— Фёдор Палыч, вы ещё нас всех переживёте. Эти стихи, они прекрасны, но ТАМ нужна помощь.

Айвего немного помолчал, а потом совершенно другим, серьёзным тоном произнес:

— Вот что, доктор, помощь нужна не ТАМ, а ЗДЕСЬ!

Пациент откуда-то достал пистолет и показал его доктору. Афанасьев почувствовал, как по спине побежала капелька пота.

— Я убью тебя, потом себя, если не будешь слушать.

— Хорошо, я слушаю, — спокойно ответил Афанасьев.

— Доктор, доктор, ты не слушаешь, ты только слышишь. А ты послушай, что я говорю тебе:

 

Не дай мне бог сойти с ума,

Нет, легче посох и сума;

Нет, легче труд и глад.

Не то, чтоб разумом моим

Я дорожил; не то чтоб с ним

Расстаться был не рад:

 

Когда б оставили меня

На воле, как бы резво я

Пустился в тёмный лес!

Я пел бы в пламенном бреду,

Я забывался бы в чаду

Нестройных, чудных грёз.

 

И я б заслушивался волн,

И я глядел бы, счастья полн,

В пустые небеса;

И силен, волен был бы я,

Как вихорь, роющий поля,

Ломающий леса.

 

Да вот беда: сойди с ума,

И страшен будешь, как чума,

Как раз тебя запрут,

Посадят на цепь дурака

И сквозь решётку как зверка

Дразнить тебя придут.

 

А ночью слышать буду я

Не голос яркий соловья,

Не шум глухой дубров —

А крик товарищей моих,

Да брань смотрителей ночных,

Да визг, да звон оков.

 

Доктор слушал, внимательно глядя на него и впитывая каждое слово. Айвего закончил.

 

Прошло несколько секунд, и пациент продолжил своё чтение, при этом наведя пистолет на доктора:

 

Не дай мне бог сойти с ума,

Нет, легче посох и сума;

Нет, легче труд и глад.

Не то, чтоб разумом моим

Я дорожил; не то чтоб с ним...

 

— Постойте, Фёдор Палыч, вы ведь только что... — перебил его доктор.

— Вот именно доктор, третий час читаю тебе одно и то же стихотворение, а ты только сейчас услышал меня... Эх, доктор... ЗДЕСЬ нужна помощь, ЗДЕСЬ, не ТАМ. Но, впрочем, ты не виноват... Никто не виноват.

Айвего убрал пистолет и скрылся за дверью.

Сразу за ним вошла медсестра.

— Успокоительное... — задумчиво сказал доктор.

ДВА ЧУВСТВА

Маленький тонкий лучик пролез в её окно, и поцеловал ещё не высохшую от слёз щёку. Она почувствовала его тепло, и отстранилась. Её маленькое, детское сердце больше не хотело никакого тепла, никаких слов, и обещаний. Оно не верило ни кому, и ни чему, было разбито, разрывалось на части и хотело кричать. Но молчало.

— Так бывает? — спросила она у луча, который расположился на стене рядом с ней.

— Да, ты не одна.

— Но ведь ты бросишь меня.

— Я люблю тебя, но солнце я люблю сильнее, и с наступлением вечера я полечу обратно, к нему.

Слёзы опять покатились по щекам.

— Значит никто не любит меня так, чтобы не бросать, чтобы не любить кого-то сильнее, значит я никому не нужна.

— Нет! Ты нужна мне, ведь если не будет тебя, то к кому я буду прилетать утром?

— Найдёшь себе другую, такую же наивную, она будет верить тебе, а ты неволей обманывать, потом полюбит тебя, а ты скажешь, что есть солнце и ты навеки принадлежишь ему, она будет плакать, а ты прилетать по утрам и целовать её щёку. А в это время у твоего солнца будет миллион таких же лучей как ты, но ты всё равно будешь любить его, ослеплённый его красотой и силой...

— Прости меня...

БУДУЩЕЕ

Вечер наступил очень скоро, даже неожиданно. Человек ложился спать с мыслями о том, что завтра наступит Будущее. Ведь он всё сделал, чтобы оно наступило, то самое, которое он так долго придумывал, и к которому стремился. Оно было солнечное и счастливое. «А почему бы и нет?» — думал человек, ведь все могут быть счастливыми, нужно просто захотеть. Так было написано в какой то книге, и психолог вечно твердил об этом. Больше не будет никаких специальных книг и психологов, теперь он сам сможет решать свою судьбу. Он уже представлял, скажет ей направо, и она послушно пойдёт, скажет налево — реакция та же.

Человек был счастлив целую ночь, такого давно не было в его жизни, с самого детства. Ночью ему опять приснилось Будущее. Оно было без образа, но человек чувствовал его, он улыбался.

Утро сменило ночь. Оно было пасмурное и хмурое. Человек открыл глаза. Всё как обычно, ничего нового. Он встал с кровати и осмотрелся: должно же быть что-то новое, хотя бы капелька чего-нибудь нового.

— Где моё Будущее? — тихо спросил он у своей комнаты.

Она не ответила, только стрелка часов сошла с места. Человек упал на колени, и закричал:

— Где моё Будущее?!

В ответ он услышал тишину. Будущее не пришло, может опоздало к 7 утра, а может перепутало адреса, но оно не пришло, не наступило.

Всё повторилось: психологи, книги, самовнушение и фальшивое счастье. Человек больше не ждал будущего, он знал, что оно не придёт. Только стрелка часов всё шла и шла по циферблату.

Стр. 2

Статья Соломона Воложина

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com