ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дана КУРСКАЯ


Об авторе. Новые стихи

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10

 

 

* * *

 

Рустик Г. очень светлым и ясным июльским днем

Курит, щурясь на солнце, а рядом в луче золотом

Черепичною крышей сверкает бревенчатый рустикин дом.

Рустик знает, что жизнь будет долгой, и боли в груди — не симптом.

а потом...

 

Дима М. написал ночью главную повесть о том,

Что один глупый мальчик всю жизнь притворялся котом.

Диме скоро семнадцать, он носит смешное пальто,

Он считает, что нет больше счастья, пожалуй, чем то,

Что он пишет, спасая бумагу листок за листком

а потом...

 

Саша П. опаздывает на электричку, слегка находясь под хмельком,

Напевая вполголоса, лезет в последний, уже отходящий, вагон,

Электричка внезапно берет слишком быстрый и резкий разгон...

Он еще успевает допеть и почти что протиснуться в узкий вагонный проем,

а потом...

 

...Их так много — людей, для которых случился «потом»,

И судьба извернулась, и выгнулась тонким жгутом,

Их, кого после слова «потом» в водосток засосало винтом,

В ком короткое слово навек стальным проросло хребтом,

Затянулось на шее колючим живым хомутом:

 

Дана Г. прорвалась наконец-то в Москву и пьет на Тверском,

Игорь К. в «Детский мир» за машинкой пришел с отцом,

Слава К. в идиотской шляпе гуляет с любимой девочкой под мостом,

Саша Г.на гитаре играет в подъезде и учит строение гематом,

Таня В. приготовила манник и не горюет о прожитом,

Вале Х. еще только пять лет, и он ловит снежинки ртом...

 

...Я оставлю их в кадре — такими, за миг до того, как случится надлом.

А потом каждый кадр прикрою стеклянным большим колпаком.

Пусть для этих счастливых людей никогда не придет никакое «потом».

 

 

 

* * *

 

Заместитель директора сидит на скамейке возле помойки

В одной руке у нее валерьянка, и в другой руке валерьянка

Из высоких мечтаний осталось желанье свалиться в койку

Так бывает всегда, когда сам себе завышаешь планку

 

Заместитель директора хочет срочно вернуться в детство

Чтобы мама любовно подула на каждую микроранку

Только вряд ли с таким грузовым багажом можно в детство деться

Заместитель директора морщится и как водку пьет валерьянку

 

Заместитель директора думает: «Боже мой Боже хватит

Мне уже не встать мне уже никуда не взвиться»

Майский вечер дымится, и облако в небе катит

И в пустых глазницах качается вид столицы.

 

Заместитель директора достает из модной сумки модный журнальчик

Начинает медленно рвать за глянцевой страницей глянцевую страницу

Вспоминает, что ночью ей снова являлся во сне смеющийся старый мальчик

Заместитель директора надеется, что больше он не приснится

 

И такая вокруг благодать, и чирикают разные птицы

Заместитель директора тяжко встает со своей скамейки

Заместитель директора думает: «Эта слабость больше не повторится».

И идет по бульвару, в груди поправляя выпавшую батарейку

И асфальт прогибается под ее шагами, и луч в волосах искрится.

 

 

 

Дно

 

В эту эпоху жизни

                          тянешься к сигаретам

Их огоньки принимая

                             за высшую форму тепла

Я знаю о том, что Вы

                             сделали прошлым летом

Я там была.

 

В это столетье года

                            маешься от простуды

И ощущаешь в слякоти

                                     зябкую вязкость дна

И наблюдаешь в окно

                                     соседские пересуды

И хочется —

из окна

 

Горло от кашля болит

                                  кажется сжатым и узеньким

Ты написал мне письмо,

                                       в город придут холода,

Чтобы не зарыдать,

                              я начинаю музыку

ветер и провода

 

Музыка в небо летит

                                  клиросным многоголосьем

И оседает пылью

                            где-то на мутной луне

Я знаю о том, что ты

                                 сделаешь этой осенью

Мы наравне

на дне

 

 

 

* * *

Этот дождь начинается ровно в восемь, закончится ровно в два

От перемены погоды ломит в висках, и кружится голова

От перемены слагаемых сумма теперь такова,

Что мне не покрыть этот долг карточкой visa gold

и не сложить в слова.

 

Дождь встает между нами блестящей зеркальной стеной

На лопатки твои натыкаюсь уставшей своей спиной

И не вижу тебя сквозь прохладный поток водяной

Оказалось, что это стена между мной и мной.

 

И похоже, что дождь в самом деле закончится только к утру

И, наверное, я никогда не уйду, никогда не умру

Так и буду стоять до конца на холодном привычном ветру

Слушать шепот последней мыши, спешащей в свою нору,

и складывать всё в слова.

 

 

 

Евгению Долохову

 

Когда я хочу заполнить оставшуюся в сердце дыру,

То с ужасом вспоминаю, как стою и ору:

«Всё, что от тебя останется — я заберу в музей.

(Кнопка «reset», кнопка «backspace», кнопка «Убрать из друзей»).

Я таким, как ты глотку перегрызаю на раз-два-три!»

...Ты смотрел на грозу снаружи, ты не видел рассвет внутри.

 

...Пятна воспоминаний остаются с тобой — как ты их ни стирай.

Впрочем, эта аллея памяти никогда не бывает лишней.

Говорят, что часто во сне уставшие путники видят рай.

Пусть тебе приснится Квадратов и много вишни.

 

В этом сне сможешь быть вечно молод и вечно пьян,

Взяв билет на концерт группы «Браво» — попадешь на вечер Вежлян.

Рюмкой об пол, глазами в небо, в ботинках — и прямо в пруд.

Это будет дурацкий чудесный сон, где тебя поймут.

И куда в этом сне ни поедешь, куда в этом сне ни взлетишь —

Конечной точкой всех путешествий станет ночной Париж...

 

...В ужасе проснись в вагоне метро, с ощущением вечной весны,

Вытри влагу со лба и заново научись дышать равномерно.

А потом выбеги из метро и вытряхни из себя эти сны.

Это все морок, такой кошмар не бывает верным.

 

Ты ведь не сможешь быть терпимым и даже ласковым

По отношению к, скажем, плееру с севшими батарейками.

Точно так же как и я всех страждущих с Ярославского

Всё равно не спасу ни своим участием, ни своими копейками.

 

 

 

Finale

 

И тогда всё это — все эти встречи, все эти фразы, все эти песни

заплетаются нитками, сворачиваются, заматываются в клубок

все эти события, все аргументы-факты закручиваются вместе

и в какой-то момент этот смотанный шар выкручивается из рук

И по лестнице вниз устремляется что колобок

А без всех этих ниток твой мир вдруг не мир, а мирок

Да и он как-то сер, да и он как-то враз однобок

Ты бежишь и кричишь, но уже никого вокруг.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com