ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Наталья ДАМИНОВА


 Живет в Оренбурге. В 1999 году окончила факультет иностранных языков педуниверситета, затем преподавала английский язык на кафедре романо-германской филологии. Сейчас работаю в пресс-службе.

Участница пятого Форума молодых писателей России в Липках.

Лауреат конкурса «45-й калибр» 2013-2014 и «Кубок мира по русской поэзии-2014».

Стихи публиковались в журналах «День и ночь», «Кольцо А», «Зарубежные задворки», «Вокзал», альманахах «45 параллель» и «Белый ворон».

Фото из журнала "Кольцо А» № 84-85

 

* * *

 

Таинство нахлынувшей тоски

В этом незнакомом переулке,

Чей-то говор, нестерпимо гулкий,

Видно, мне сегодня не с руки

Понимать чужие языки,

Узнавать архитектуру ночи,

Шаг мой монотонен и отточен,

Точно скороходы-башмачки

Тянут прогуляться — и квартал

На ура расщёлкать, как орешки,

Таинство тоски моей залежной

Здесь ещё никто не разгадал.

 

Словно ты вернулся в этот город

Через сотню лет, когда темно,

Здесь опять зашторено окно,

Тот, кто был невыносимо дорог,

Разгадал все ребусы, в другие

Школу, дом, эпоху перешёл,

И тебя стирают в порошок

Эти перепады дорогие

Эти наживные чудеса,

И как будто те же голоса.

     https://45parallel.net/natalya_daminova/

 

 

* * *

 

И город, как бесхвостая собака,

Бежал за мной повсюду. Я хотела

Стать падчерицей каждой подворотне,

Задабривала косяки и стены

Подушечками пальцев, согревала

Оконное приземистое эхо,

И прежние хозяева, другие,

Мне были, несомненно, очень рады,

Показывали кухню, зал и спальню,

И заводили ходики в прихожей,

И зов кукушки приводил в движенье

Все двери и замки, и даже кошка,

Очнувшись ото сна, бежала сдаться

Мне в руки, словно не было всех этих

Непрошеных, но пережитых судеб.

Когда часы отстукивали полночь

Я возвращалась в тыквенную темень,

И город был мне кучером на вечер,

Заглядывал в глаза, просил гостинца,

Хотел бы повилять хвостом, да нечем

     https://45parallel.net/natalya_daminova/

 

 

Вишневое

 

Я приезжаю в город, где спеет вишня,

Где обрывает ставни угрюмый ветер.

Третий не лишний, третий совсем не лишний.

Что мне в такую лихую годину светит?

Может быть, белого хлеба кусочек? Больше!

Может быть, даже твои разбитные вожжи,

Город, где вызревает степное эхо.

 

Вишню собрали. Стоило мне приехать,

Как появилась на ветках слепая завязь,

Этой святой твоей красоты касаюсь.

Каждая ветка меня узнает заочно,

Каждый заученный жест мой забыт, не нужен.

Поезд сюда всегда прибывает ночью,

Сумку покрепче, и поясок – потуже.

 

Стану заучивать ставни до первых строчек,

Голос вокзальный охрип, небосвод обуглен,

Поезд сюда всегда прибывает ночью,

Тихо качаясь навстречу вишневым будням.

     http://soyuzpisateley.ru/publication.php?id=515

 

 

Беглянка

 

А такое утро пахнет детством,

Астрами, коленками, и прочей

Мишурой сентябрьской, молочным

Первым зубом, звуками трамвая,

Каменными деснами предместий,

Новые предметы будут в школе.

 

Как горька осенняя прохлада,

Как же этот мир многоуголен,

Или это детство виновато?

 

Во дворах листва ложится ровно,

Ромбики, квадраты отмечаю,

Отметаю возраст, рост и мусор,

Сдуру принимавшая за опыт.

Где твой башмачок, беглянка? — Стоптан.

Стать бы как тогда, ясней и легче,

Ликовать на осень, и ладоши

Подставлять под солнечную пудру.

 

Пахнет детством наживное утро,

Астры, как тогда — в росе и пыли,

И плывут под видом корабельным

Ялики небесные, да лодки.

 

 

* * *

 

Все прежние сказки теряются в дыме,

Хоть греки и римляне стали родными

За много лет до твоего появления,

Но ты не веришь моим коленям,

Они-то знают, спасаясь от дрожи,

Как мне в такую погоду неможется.

Запах алма-атинских яблок

Тоже навечно отправлен к глине,

Только любовью жива отныне,

Даже такой мало-мальской капле,

Как твоему: «привет» присягаю

В послеобеденную годину,

Теперь весна погляди, другая —

Перевалила за середину.

 

 

* * *

Доживаю до первого встречного,

Может, вечером будет кино,

Может, все это сбудется вечером,

И сосед, как всегда, заведет домино.

Прирастаю к улыбкам и пряникам

Небольшого родного двора,

Может, все это будет по праздникам —

Снова ставни навек отворять,

И нести эту правду всегдашнюю,

Колыбельную радость вдыхать,

Доживаю до самого важного,

Поклоняюсь слогам и стихам,

И слагаю с себя полномочия -

Подфартит дворовой детворе,

Может, сказки свои полуночные

Растрезвонит бродяга-апрель.

 

 

* * *

Не так, как другие — других,

Не так, как другие — тебя

Люби его в сумерках дождевых,

Когда за версту не сыщешь тепла,

За каждый прожитый вздох и шаг,

Люби его, даже когда душа

Попадает в замерзшие провода,

Люби его ныне и навсегда,

В рассветную тишь и в поздний час

Не бойся его выходить встречать,

Когда на листве заблестит роса,

Ты знаешь, тебя выдают глаза,

Не так, как другие — других,

Люби его в сумерках дождевых.

 

 

* * *

 

Нет, мне не жаль расширенных зрачков,

Карманного раскидистого эха,

И сказочных по виду мужичков,

Как будто чья-то флейта-неумеха

Рассказывает зыбкий алфавит,

И я себе неловкий айболит —

Ищу сравнений, отрываю бинт,

И голос мой растерзан и забыт —

Шумящим — на беду ли — водостоком,

И точечный озноб ползет по щекам,

Где сумраку глазниц неведом счет,

Но обжигает дюже горячо

Трещотка языка, как на вокзале,

Когда звенит в твой праздничный карман

Копеечная злая кутерьма,

И все, что мы когда-то не сказали

Помножится на пасмурные дни,

На этот переход рассветно-ватный,

Нас снова рассчитают по порядку

Стремительные взлетные огни.

 

 

Ноль-два

 

Когда слова, когда ноль-два не вправе

Отождествлять себя с моим исподним,

Исподтишка я достаю не в клетку —

В линейку лист исхоженный, желтушный.

«Все выпил сам, а мне и не оставил» -

Я ускользаю от своих же терний,

И звезды на зубок не лезут — ну же!

 

Февраль умеет разводить мокроту,

Не доживать до тридцати — иудин

Неведом счет ему и незнакомы

Мои гиперболические бредни.

 

Он убежит, коленками беснуясь,

Сбывая целомудренную зиму

Ближайшему сельмагу. Может, в марте —

Плаксивом и небритом, может, после

Он выйдет победителем — сейчас же,

Из-под пера, как из-под палки глядя

На влажное январское подворье,

Он ищет одиночества и мира —

Глухой февраль, не пожелавшей счастья.

 

 

Отпускаю-2

 

Все надышаться не могла твоим июнем,

Искала новую луну на небосклоне.

Ах, что за мука эти влажные ладони,

Как будто кто-то ненароком убаюкал

И расстояние, и временнУю сырость,

Как будто все это диковинно приснилось.

 

И, глаз твоих узнавши суетную дымку,

Я никому не пожелаю поединка,

Когда, срываясь на придуманность и дикость,

Слыла отчаянной беглянкой, Эвридикой,

Искала полночи — проехать и проститься,

Передавала сттихотворного гостинца,

Глядела сослепу в зашторенную осень,

Когда молозивом ноябрьским заносит

Все, что дышало и любило, и без грусти

Я отпускаю от себя мирок июньский.

 

 

Резьба по ганчу

 

Резьба по ганчу. Испеченной глины

Хватило бы тебе и мне — согреться.

Держи большое сирое наследство,

Ведь этот город твой наполовину.

Другая — у базаров и лепешек,

В арыках, у полуденного старца.

А я сюда еще вернусь, быть может,

И приживусь расстригой и скитальцем.

Хватай сей город за незримый посох,

Открой знакомость родниковых ссадин,

И куполов, петляющих по росту,

И наживную правду виноградин.

Резьба по ганчу. Это с нами было

И застывало черствой хлебной коркой,

И мы опять входили в древний город

По лёссовой афрасиабской пыли.

 

 

Чистопрудный вечер

 

И как будто через междометья,

Через купола и пуповину,

Словно та гора, что к Магомету,

Словно та луна, что вполовину,

К чистопрудным ангелам сошедший

Вечер, и как будто сумасшедший

Говором и ликом, и как будто

В черевички снежные обутый,

Через перекрытья и полати,

При белесом праздничном параде,

Под трамвайный стрекот, еле слышный,

Под мои упрямые мыслишки

Он спустился, потрепал за плечи —

То ли вечер, то ли человече,

И мою усталость по-хозяйски

За одну минуту разбазарил.

 

 

Что ты там насулишь, погода-мать…

 

Что ты там насулишь, погода-мать,

Сырой февраль, нехватку инсулина,

И кажется, залетные солисты

Еще не собираются снимать

Жилье под снос, гнездовье на паях

А март серьезно норовит в князья.

Что нам сулишь — бессвязные снега,

Еще — немного патоки от солнца,

По луже заскучавшая нога

Торопится и безнадежно бьется

О плотные слои известняка.

 

 

* * *

 

И стать историей с нагрузкой в сотни лет,

И чуять сны, и признавать свои веснушки

На твердом жизненном пути, и силуэт

Чужих стихов, вчера пришедшихся на ужин.

И чуять сны, и слепо праздновать стезю

Родную, хлебную, без малого — дорогу,

Моя душа, тебя я все-таки свезу,

Ни дать, ни взять — от завидущего порока —

К вороньей дымке, обещающей писать

Любые письма, лишь бы пламенно и просто,

К поклонногорью, отстраненному на версты,

К любимой музыке, пускающей вприсяд.

 

 

Я высекала искры…

 

Я высекала искры, Прометею

Могла б жена такая приглянуться —

Учиться заговаривать орлиный

Скрипучий диалект, и все болячки

Искусно врачевать, и знать на память

Деяния Геракла — по порядку,

И различать все родственные связи

Бессмертных сердобольных олимпийцев.

 

Я ждать умела долго, Одиссею

Могла б напоминать очаг домашний,

Где хлебом пахнут спящие оливы,

И овцы собираются в загоне,

И я б вещала голосом Гомера,

И памятью нетронутой народной,

И Одиссею в дальние походы

Была бы небывалым утешеньем.

 

Тебя, живущий ныне созерцатель,

Я больше не могу спасать, сбивая

И стаптывая в кровь стволы и корни,

Окрепшие за многие столетья,

И быть тебе и памятью, и хлебом,

И звать тебя, и ждать тебя с пеленок

Я больше не могу — глоточек света,

И я нырну на прежние высоты,

И тихим ручеечком отзовется

Могучая безжалостная Лета.

 1    2    3    4

«Зимний дебют 2006». Е-сборник в формате PDF. Объем 1530 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

кондиционеры цены

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com