ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий БУЖОР (ЧИЧЕРОНЕ)


САД ЛЮДЕЙ
Фотографии снабжены авторскими названиями — подведите курсор.
Некоторые фотографии можно увеличить, щелкнув на них.

 

Густав Вигеланд родился в прибрежном городке Мандал на юге Норвегии 11 апреля 1869 года.

Дания вела себя в наполеоновскую эпопею плохо, а Швеция хорошо. За это Норвегию у Дании потом отобрали и дали Швеции. Хотя Норвегия называлась королевством и даже имела свой парламент, её королем был по совместительству шведский монарх, никак не наоборот. Это как царство Польское при батюшке-императоре.

Конечно, норвежцам это не нравилось.

Город Осло сотни лет назывался Христиания. И только в 1925 году, через 20 лет после разрыва со шведами, ему вернули древнее имя.

Осло означает Поляна Богов. Cад Людей — в Осло.

 

Церковь в Мандале

 

Мандал расположен километрах в 400 от столицы. 15 тысяч населения. Прекрасный песчаный пляж. Самая большая в стране деревянная церковь. Гостям показывают дом, где родились братья Густав и Эммануил Торсены. Густав стал скульптором. Эммануил — художником. Братья рассорились окончательно в 1902 году при выяснении, кто на чье творчество оказал большее влияние. После этого они прожили в одном городе, Осло, еще сорок с лишним лет и ни разу не заговорили друг с другом.

 

А тогда, в Мандале, это была семья всеми уважаемого столяра и резчика по дереву, к тому же глубоко верующего человека, примерного мужа. Детей было пятеро. Затем хозяин впал в грех. Пристрастился к алкоголю, завел женщину на стороне. Густав через много лет вспоминал, как пьяный отец, осерчав, однажды ночью на Страстную пятницу выгнал их с братом из дому, чтобы, значит, тоже мучились... Папаша, видать, богохульствовал, а они за Христа заступились.

Жена собрала детей и уехала к своим в деревеньку Вигеланд. Дети трудились на ферме и посещали начальную школу.

 

В семейном предании малолетка уволок под стол запретный ножик и к всеобщему изумлению вырезал подобие розетки. Такими узорами старый Торсен украшал нехитрую мебель селян. Нехороший отец отправил сына в учение к лучшему резчику в Осло и приплачивал своему маститому собрату по гильдии, чтобы тот, пока мальчик будет «в людях», не слишком загружал его хозяйственными поручениями. У Густава было время, чтобы вырезать, лепить и по вечерам, умывшись и переодевшись, ходить в Королевское художественное училище. Отец похлопотал.

Через много лет Вигеланд оставит такую запись: «Я стал скульптором до того, как появился на свет. Меня гнали вперед силы, мне не подвластные. Вначале я пытался свернуть, но эти силы бросали меня на прежний путь».

 

Нехороший отец умер, и семья вернулась в старое гнездо. Густаву 15 лет, работы дома невпроворот. Он задавал корм скоту или чинил крышу, а в свободное время рисовал, но не людей, а скульптуры людей, не животных, а скульптуры животных. Досконально изучал анатомию по книжкам.

Никаких сомнений, что рисунки воплотятся в бронзу и гранит, у него не было. Поэтому не было и отчаяния. Определившись в главном, он не тяготился своим положением в Мандале. Готовился к другой жизни по-крестьянски расчетливо. Копил деньги, справил себе приличную городскую одежду. И, когда мог, рисовал, рисовал, лепил, вырезал по дереву, снова рисовал.

 

20-летний парень, полуграмотный и неотесанный, приезжает в столицу. Молодому человеку не доверяют заказы, он голодает. Буквально на улице перехватывает Густав известного скульптора Бергслиена и показывает свои рисунки.

Бергслиен во всеуслышание объявляет его гением. Дело за «малым» — надо освоить технику. Мэтр, не жалея времени, передает ему все, что знает и умеет сам. Затем в эту школу с одним учеником поступает другой педагог — Скейброк. Он готовит своего подопечного к первому в жизни конкурсу. Работа «Измаил и Агарь» получает приз. Членам жюри понравилось, как конкурсант отобразил униженную Агарь и её с Авраамом смышленого отпрыска.

        

 

Измаил Авраамович с мамой

 

 

«Давайте, ребята, только быстро. У меня работы немеряно».

 

Любите ли вы театр, как любил его он?

 

К призу полагались оплаченный курс обучения и пансион в копенгагенской студии очередного наставника — Биссена. Дух Торвальдсена летает над Европой. Биссен приобщает подопечного к неоклассической традиции.

 

Вигеланд — такой псевдоним берет он себе, по названию места, откуда родом была мать, — осознает, что ходит пока в подмастерьях. Он рвется в Париж. Для этого нужна была солидная государственная субсидия. Он получает эту субсидию. Ни тогда, ни потом Вигеланд не интриговал, не топил своих конкурентов, но и наивным везунчиком он не был. Все эти субсидии и гранты, вплоть до Контракта, не падали с неба. Главным толкачом Вигеланда был сам Вигеланд. Он не интриговал. Он шел, к кому надо, и говорил, что ему нужно.

Он часто бывал в студии Родена, во все вникал, все мотал на ус, но так толком и не познакомился с хозяином. Опасался, что всеми признанный ниспровергатель, новатор-классик затащит однажды в сферу своего могучего влияния и оттуда не будет возврата.

Первая выставка на родине приносит успех. Новая поездка — на этот раз в Берлин. Затем Флоренция, Неаполь, Рим. Люди, с которыми он общается, талантливы, образованы, блестящи. Густав впитывает все, как губка. Если он чего-то не знает, он спрашивает. Это подкупает. Норвежец без усилий завоевывает всеобщее расположение.

Очень много читает.

В 1897 году гранты кончились, но появился крупный заказ — реставрация Нидаросского собора в Трондхейме. Трондхейм для норвежцев — что Флоренция для итальянцев или Владимир и Суздаль для русских. Эта работа побуждает всерьез взяться за скандинавскую мифологию, дошедшую до нас благодаря отдаленности Исландии и подвижничеству летописца Снуре Стурлюсона. Перед Мастером открывается прекрасный и яростный мир древних саг.

На стыке веков Вигеланд в последний раз выбирается за рубеж, едет в Париж, в Лондоне восторгается шедеврами Фидия.

Нечеловеческий труд, который не прекратится ни на один день почти до последнего вздоха, начался в 1901 году.

На редких фотографиях — сердитый человек. Отвлекли, помешали работать.

 

Галерея скульптурных портретов. Ибсен, Гамсун, Григ, Абель, парламентарии, суфражистки... Гравюры по дереву. Перепадала халтурка, мрамор нынче дорог, самая знаменитая — макет нобелевской медали. Но главная мука и страсть в эти годы — Фонтан.

..................................................................

 1    2    3    4    5    6

Заключительные чемпионаты страны картингистов http://www.carracer.ru/karting

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com