ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Григорий БОТВИННИК


ИНИЦИАТОР И СОСТАВИТЕЛЬ ПОДБОРКИ ИЦХАК СКОРОДИНСКИЙ

 

Жизнь человеческая коротка. Перед уходом русский поэт Григорий Ботвинник собрал все свои самые-самые стихи в истинно самиздатовский сборник. А так как наш друг почти не подходил к компьютеру, то неоценимую помощь в создании этой книги оказал ему беэршевский поэт Дмитрий Фельдман.

Я хотел  впечатать эту книгу в ноосферное небо, между туч, стремящихся на север России, думал — тогда Гриша останется с нами навсегда.

Но она не помещается в формат заметки поэткорра.

Вот оно — то, что не так давно Гриша дал мне с просьбой напечатать...

   И.Скородинский

   06.02.09

 

На фото: Григорий Ботвинник читает стихи.

 

 

* * *

На город опускались холода.

Звонки трамваев зазвучали строже.

В ладони нищих капала вода,

Стекающая с зонтиков прохожих.

 

Сжимало горло от таких щедрот

Над старым парком собирались ночи.

Казалось, время шло на эшафот,

Чтоб стать ещё на целый день короче.

 

Торчали пики кованых оград.

В аллеях пахло горько и сосново.

Кружился надо мною листопад

И тихо падал в ритме босанова.

 

 

* * *

По бульвару, на рассвете

Ночь на цыпочках идёт.

Мокнет пёс на парапете.

У причала теплоход.

 

Впереди по курсу осень.

На компасе выходной.

Проплываем мимо сосен,

Между небом и водой.

 

На столе не будет лишней

Рюмка водки со слезой,

Маринованные вишни

Под огурчики с грозой.

 

 

Прощай, осень

 

Дрожит листва в осенней передряге,

Просёлки заболели от дождей,

Старухами нахмурились коряги,

Заросшие осокой до бровей.

 

Резвились кулики на тонких лапах,

Сочился по траве брусничный сок,

Слетались журавли на терпкий запах

Семь капель проглотить на посошок.

 

Размахивал над лесом шалый ветер

Лоскутьями туманных покрывал.

И поутру рассвет дождливой сетью

Край неба из болота поднимал.

 

 

* * *

 

Разделяя дорогу на сутки,

Я всё время куда-то спешу,

Нахожусь в ошалелом рассудке,

Если что-то не так напишу.

 

Разбрелись по пригорках церквушки,

Опускается сонная тишь,

На тесовый узор деревушки,

На веснушки соломенных крыш.

 

Набирают подсолнухи смуглость,

В каждом зёрнышке солнце храня,

И, как прежде, земная округлость

За собою поманит меня.

 

Уведёт, словно я заневолен

Хвойным ветром смолистых лесов,

Гулким эхом небесных басов

Над затерянным в осени полем.

 

 

Блажь

 

На росных травах заблестит слеза,

Заохают, заплачут перепёлки.

Меня давно не держат тормоза,

Я словно в бесконечной самоволке.

 

Теряя сны, скитаюсь по ночам,

Устав от одиночества в постели,

Завидую саврасовским грачам,

Вернувшимся к берёзовым апрелям.

 

Их время незаметно пронеслось,

Украдкой заглянуло в подворотню,

Мне кажется, что всю земную ось

По пьянке сколотил нетрезвый плотник.

 

Одна подруга мне всегда верна,

Светла и поэтична по природе,

Над головой покажется луна

И упадёт горошиной в колодец.

 

 

Письмо

 

А у нас на родине снега,

По деревне щедро пахнет хлебом,

На полянах шапками стога,

Сосны, улетающие в небо.

 

Пироги с капустой из печи,

По субботам с вениками баня,

Белыми рубахами в ночи

Тянутся погодки за батяней.

 

На столе картошка да грибки,

К посевной пойдёт нужда по хатам,

А пока гуляют мужики,

Запивая водку крепким матом.

 

Если не считать одной беды,

Жизнь идёт ни шатко и ни валко,

Где ребята с нашей слободы,

Где теперь Сережка, где Наталка.

 

Откружат, отплачут ветера,

Отпоют гармони на прогулке,

Коротает наши вечера

Тишина в знакомом переулке.

 

Потеплеют души по весне,

Засвистят ночами коростели,

Только жаль, что в дальней стороне

Не услышать звонкого апреля.

 

Уплывут резные терема,

Купола церковного прихода,

А у нас по-прежнему зима,

Как обычно в это время года.

 

 

* * *

Ветер гладит спелую пшеницу.

Гонит волны к дальним перелескам.

И луна отрезанным довеском

Из-за тучи смотрит на станицу.

 

Зазвенят по луговинам косы,

Подсекая травы до упада,

По утру осенняя прохлада

Ткнётся мне в ладони мокрым носом.

 

Мама печь откроет на минутку,

Я, сквозь сон, услышу краем уха:

Хлеба испечённого краюха

Заскрипит, как снег по первопутку.

 

Время пронесётся и растает,

У иконы свечку потревожит.

Я в родимый край вернусь прохожим

И дворовый пёс меня облает.

 

 

* * *

                 Посвящается Виктории Орти

 

Карнизы Домского собора

Над запотевшей мостовой,

Переплетённые листвой,

Решётки в кружеве узора

И запах осени живой.

 

Гудел орган на низких нотах

От рук до верхних этажей

И звуки проливных дождей

Включили свет в оконных сотах,

В цветных квадратах витражей.

 

А город слушал эти звуки,

Кружили стаи голосов

В регистре камерных басов,

На башне пробил час разлуки...

Собор закрыли на засов.

 

 

Зимние мотивы

 

Сойдутся ветры на таран,

Как загулявшие бараны.

И молнии, кривляясь пьяно,

Станцуют на небе канкан.

 

Над крышами промчится гром,

Застонет хворая старуха,

В истерике забьётся муха

За перекошенным окном.

 

Взъерошив головы дроздам,

Последний дождь всплакнёт устало,

Уйдёт за дальний полустанок

Навстречу зимним поездам.

 

Луна свернётся калачом,

Прожектора локомотива

Напишут зимние мотивы

Незамерзающим лучом.

 

Из чёрно-белого пейзаж

Напомнит мне цвета печали,

На шпалах, словно на рояле

Сыграет вьюга свой пассаж.

 

 

* * *

Смотрел июль в засушливое лето,

Дожди застряли где-то в небесах,

Гудел пожар в беспомощных лесах

От брошенной в природу сигареты.

 

Огонь столбом поднялся на дыбы,

Валили лес. Разлапистые ели

Под топором стонали и скрипели,

Как будто их рубили на гробы.

 

Усталый ветер шевелил кусты,

Лежал туман на выжженной поляне,

Торчали пни, как негры в русской бане,

Стесняясь непривычной наготы.

 

Я в этот лес ходил в иные дни,

Он мне дарил надежду и прохладу,

И мы спиной к спине стояли рядом

Спаси нас, Господи! Спаси и сохрани!

 

 

* * *

 

И снова осень в северных краях,

На белых мхах брусничные узоры

И глухарей завистливые взоры

Вослед летящим стаям в небесах.

 

Плывёт туман за далью берегов,

Осипший ветер княжит над лесами,

Кружит погода между полюсами

По всей земле, до самых облаков.

 

Мне памятны знакомые места

И пожелтевший лист в моём блокноте,

И свист деревьев на высокой ноте,

И выстрелы пастушьего хлыста.

 

Теперь мой дом в Израиле, на юге,

Проходят дни в житейской круговерти,

А я всё жду, что мне пришлют в конверте

Седые пряди первой зимней вьюги.

 

 

Лосиный остров

 

Последних листьев ворох ржавый

Сохатый поднял на рога,

Лосиный остров сбросил травы

И опустели берега.

 

Плывут неспешной вереницей,

Теряя бесконечность, дни,

Как необстрелянные птицы,

Порой беспечны и вольны.

 

И грузный лось, устав от скуки,

Тряхнёт ветвистой стариной,

Уйдёт в леса, и тень разлуки

Его накроет под сосной.

 

Коснувшись лёгкими крылами,

Метель остудит пыл самца,

И над уснувшими снегами

Поднимет месяц лук стрельца.

 

 

Мимолётности

 

Закудрявилось небо тучами,

Рыщут ветры без роду-племени.

Жаль, погода по воле случая

Не ко времени, не ко времени

 

В елях пасмурных утро прячется,

Пробираючись между кронами,

На полянах дождями плачется

С перестуками-перезвонами.

 

Разольётся в степи зарницами,

Глянет в озеро черноокое,

Закричит перелётной птицею

И умчится в края далёкие.

 

По-собачьи за мною тянутся,

В предрассветной туманной плотности,

Не откликнутся, не оглянутся

Эти странные мимолётности.

Март 2008

 

 

Из детства

 

Ещё не высохли кусты

От рос, упавших на рассвете.

Летят на солнечные плети

Неосторожные дрозды.

 

Белесый дым, как тёплый снег,

В полях кружился и не таял,

Сливался с журавлиной стаей

И падал в бесконечность рек.

 

Устав от уличных хлопот,

Я шёл в леса, за сочной данью.

Водил в покорном ожиданье

Свой одинокий хоровод.

 

В меня смотрели облака

Через берёзовые тени.

Я пил холодный сок растений

Взамен парного молока.

 

 

Наваждение

 

Мы лепили с мальчишками бабу

Снеговую, с морковочным носом.

И забыв, что морозец не слабый,

На салазках летали с откосов.

 

Находили в таёжных рассветах

Огоньки желтоглазой морошки.

Собирали пахучее лето

В заплетённые дедом лукошки.

 

В новом доме не пахнет овчиной.

Над Израилем душные ветры.

По какой, непонятно, причине

Отмахал я сюда километры?

 

Мы с тобою давно постарели,

Но во сне я как прежде летаю.

Кружит снег на листах акварели,

Он уже никогда не растает.

 1    2    3    4

База отдыха http://bitiug.ru/otdyh-na-turbaze.html г. Воронеж.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com