ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир БОНДАРЕНКО


ФАНТОМНОЕ ОЩУЩЕНИЕ

Литературный киносценарий

 

ФАНТОМНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ, — восприятие человеком утраченной части тела
(чаще — ампутированной конечности). Могут сопровождаться мучительной болью,
в связи с чем возможно хирургическое лечение (иссечение рубцов и т. д.). (БЭС).

 

 

Пролог (отрывок)

 

...Шаги зашелестели по опавшей листве. Теперь можно разглядеть идущего. Точнее — только силуэт. Жаль, что в спину. Высокий, в длинном кашемировом пальто, молодой человек. Он быстро вбежал в черный прямоугольник подъезда, и шум шагов гулко прокатился по лестнице. Прокатился и затих. Звякнули ключи на связке, противно скрипнули петли металлической двери, и матово-грязный свет на мгновение, осветил лестничную площадку. С улицы хорошо было видно, что двери открылись на третьем этаже. Разговаривают двое. Мужской и женский голоса. Женский — погромче. Не разобрать, правда, — о чем они? И почему общаются в дверях? Обычный «разбор полетов» на пороге? Вновь шаги. Но уже скорые — перескакивает, видно, со ступеньки на ступеньку, — спешит.

— Забудь сюда дорогу! — тот самый женский голос, вслед ему; и — хлопок дверью, темнота.

— Уже забыл! — крик в пропасть, ведь ответа не будет.

Молодой человек проявился на входной двери в подъезд, достал сигарету, прикурил. Огонек зажигалки высветил его лицо. Расстроен. Вон как руки дрожат. Поставив между ног небольшой кейс, выпустил вверх тонкую струйку дыма, тяжело вздохнул, нагнулся, поднял кейс и быстро пошел к машине. Сухая листва по-змеиному зашипела под подошвами. Мяукнула сигнализация, клацнула дверца. Кейс полетел на заднее сиденье. Он еще несколько секунд в нерешительности покрутился перед открытой дверцей «жигуленка», докурил почти до фильтра, и окурок, описав кровавую огненную дугу, упал прямиком в ворох листьев, отчего те мгновенно занялись. Повалил густой едкий дымок, затем начали пробиваться тонкие язычки желтого огня.

— Твою мать!.. — в сердцах сказал он, заметив дело рук своих, сел за руль и, прикрывая на ходу дверцу, выехал со двора...

Заботливо собранная дворником еще утром куча опавших сухих листьев вспыхнула зловещим костром, осветив обшарпанные стены сорокалетней «хрущевки». По стенам заплясали уродливые тени оголенных деревьев...

 

 

Картина первая (отрывки)

 

Поздней осенью на трассе мало машин. Во-первых, не сезон, во-вторых — отправляться в дорогу в темное время суток... Ну, не знаю, едут с утра, как правило, если далеко добираться.

«Жигуленок» шёл ровно, километров восемьдесят, наверное. В салоне мурчала какая-то шептуха российской эстрады; всё про любовь, да про девичью. Три дежурные фразы, которые называются «текстом». Трасса пустынна. Когда-никогда проскочит по встречной грузовик, сверкнув фарами, или легковушка. Да и то — вжик, как космический корабль, с перепугу. Он отъехал уже достаточно далеко от города, назад пути нет, бензина не хватит. До ближайшей заправки — километров семь, если верить карте. А дальше... Он и сам еще толком не знал: куда и зачем гонит в ночь машину? Подальше. Но от чего? От неурядиц семейной жизни? Вот так бывает, на нервной почве: психанул — и на край света!

Потом одумался, всё как хмель прошло — батюшки! — куда я?! Мотор чихнул. Раз, другой. Глаза поймали мигающую лампочку на панели. Темень вокруг, огней заправки не видать. Водитель нервно заёрзал на сиденье, оглядываться начал, педаль давить до упора, вроде так быстрей домчится. И тут двигатель кашлянул на прощанье и затих. Машина шла накатом, по инерции. Но впереди был подъем дороги, до которого этой самой инерции и хватило. А шептуха по приёмнику как назло канючит: «Согрей меня... хочу огня...». Холодина же — не передать! Как издевается, прямо!

Короче: на трассе, буквально в чистом поле, застыл «жигуленок», продуваемый насквозь. Холод подло пролазил в щели, охлаждал пока еще теплый салон. Молодой человек поёжился, прижал подбородок к груди, пытаясь согреться своим же дыханием. Посидев так минут пять, он осмотрелся, выключил приемник и фары, подул на окоченевшие ладони. Через бесконечное, как ему показалось, поле справа мигали огоньки какого-то селения. Что-то вроде новогодней гирлянды. Он включил в салоне свет, достал карту, но, поводив по ней пальцем, вскоре отбросил ее на сиденье рядом — нет тут никакого населенного пункта! Мираж! А раз так... Плохо дело. Задубеть можно запросто. Сколько прошло времени, пока он размышлял, — сказать трудно, полчаса, час? Он давно сидел с закрытыми глазами, лихорадочно соображая — что делать? И ждал, пока не появится хоть какая машина. Это была единственная надежда.

То ли почудилось, то ли слуховые галлюцинации уже начались, но он явственно услышал настойчивый стук в окошко водителя. Приоткрыв глаза, он даже отпрянул вправо: за окном действительно стоял, согнувшись, страшного вида мужик и тарабанил в окно.

— Чего тебе? — крикнул сквозь стекло молодой человек, стараясь не выдать страха. Но все равно зуб на зуб уже не попадал.

— Живой? — хрипло и громко спросил мужик. — Тогда вылазь, пошли!

— Куда пошли? — не понял парень.

— Ты чего, дурак? Сдохнуть решил? Ночью заморозки передавали! Минус десять. Пошли, говорю! Тут рядом. Я пешком хожу, каждый день, пять километров... Так идешь? — присел он на капот. — Ты меня, небось, за упыря принял спросонья? — рассмеялся мужик. — Не бойся, я документы могу показать... Пошли!

— А вы кто? И почему по ночам пешком ходите, пять километров, все-таки? — слегка приоткрыл свою дверцу парень. — По службе? Или как? Вы егерь?

— Участковый, — представился мужик. — С бензином туго, вот как у тебя, приходится на своих двоих... Служба.

..............................................................

— А вот и гостиница, — участковый показал рукой на высокое светлое здание. — «Гомер». Он и есть. Паспорт не потерял?

— На месте. Сколько возьмут за ночь?

— Долларов пят...

— Долларов? — удивленно перебил парень.

— А чего? Рублей, что ли? Или гривен? — хохотнул участковый. — Так они только в музее и висят...

— Что значит «висят»? Мы что, в Америке?

— Почему в Америке? Дома. Слушай, странный ты какой-то. Я сразу заметил. Никогда долларов не видел? Что у тебя за деньги? Покажи!

— Вот, — достал парень несколько гривен. — Это что? Не деньги?

— Деньги, — настороженно вертел в жирных пальцах купюры участковый. — Но древние.

— Какие? Древние? Им лет двенадцать! Хорошо, какой сейчас год?

— Амнезия? — сочувственно глянул на него служака. — То-то я смотрю, странный ты какой-то... Может, в больницу пойдем? А? Пусть посмотрят... Врачи у нас классные...

— Я здоров. Вот, в паспорте, все мои данные: год рождения, прописка... Видите?

— А ну-ка... Откуда у тебя это? — потряс паспортом участковый. — Музей выставил?

— Какой музей! Вот, прямо сейчас, позвоните, спросите, и вам подтвердят — кто я!

— Кому звонить?

— Ну... не знаю... в милицию позвоните! Вы что, мне не верите? Где, по-вашему, я живу?

— Откуда я знаю? В милицию, говоришь? — задумчиво произнес участковый. — Понимаешь... как бы тебе лучше объяснить? Чтоб ты понял... Милиция... Нет милиции.

— А что есть?

— Полиция. Понял? Я — полисмен. Зарплата — полторы штуки баксов.

— А это — штат Невада? Или Лас-Вегас? — ехидно воскликнул парень. — Доллары... полиция... Слушай, а может у вас фестиваль какой проходит? Ну откуда в пустой степи полиция? А, «полисмен»? Я не дурак! Пошутил, ладно, смешно... Я уже живот надорвал. А теперь, можешь серьезно сказать: где мы?

— В Окраинске, где. Ты, видать, точно перемерз... Я понимаю. Идем в гостиницу? Отогреешься и все поймешь...

 

.................................................................

— А вот и Люба, — оскалился Пацюк, заметив за стойкой администратора бесформенную тетю в вышитой сорочке. — Зайчик, привет! — приветливо поздоровался он с ней. — Мы к тебе...

— Вижу, — буркнул полусонный «зайчик». — Чего надо? Мест нет.

— Люба? — продолжал глупо улыбаться Пацюк. — Совсем?

— Только бронь. Ему надолго? — кивнула Люба на Алексея.

— На ночь. Посмотришь? — поскреб пальцами полировку стойки Пацюк.

— Пятнадцать долларов! ...Заполняйте бланк! — придвинула она пальцами абсолютно чистый лист бумаги.

— Пиши, пиши... — толкнул его под локоть Пацюк.

— Авторучку можно? — попросил Леша администратора, разглядывая странный бланк. Если это вообще можно назвать бланком.

— Свирид, — хохотнула администратор. — Помоги человеку... авторучку...

— Тут все Брайлем, — ткнул ногтем в листок участковый. — Неужели не понял?

— Для слепых? Но я...

— А вот об этом, — перешел на шепот Пацюк, — ни-ко-му. Понял? Ты — такой же, как и все здесь. Для твоего же блага.

 

.......................................................................

— Заполнил? — провела она пальцем по написанному. — Данченко... Александровск... — Леша напряженно следил за выражением ее лица. Тетка закатила глаза в потолок и... читала! Шрифтом Брайля! — Пятнадцать долларов! — вынесла она окончательный вердикт.

— На вот, — протянул зеленые купюры Пацюк. — Завтра отдашь, — похлопал он Лешу по плечу. — Любаша, ключики? Какой номер?

— Четыреста второй, на пятом.

— Почему на пятом? — не понял Леша.

— Тебе какая разница? — простодушно спросил Пацюк. — Пятый, четвертый... Тепло, светло... Пойдем, ты без вещей?

— В машине остались... — Леша поднял глаза на вывеску за спиной администратора и невольно открыл рот.

— Ты чего? — Пацюк тоже глянул и улыбнулся. — Привыкай, тут все так, как у людей...

— Но там же... Ничего не написано... Что за бред?

— Как это «не написано»? «Администратор» там написано, вот такими, — показал он, — буквами! Просто ты не видишь.

— Я? А кто видит?

— Все. И потише, парень, если тоже хочешь видеть... — загадочно сказал Пацюк. — Спасибо, Любаша, с меня шоколадка!

— Не забудь. Ты мне уже ящик должен.

— Обязательно! — заверил Пацюк. — Пошли? А за машину не переживай. Я позвоню, за ней присмотрят. А завтра поутру заправим ее, и поедешь. Отдыхай, — остановился Пацюк перед дверью номера. — Своим позвони... если есть кому... Ну, все, пойду и я! Что надо сказать?

— Спасибо, Свирид...

— Петрович! — подсказал участковый. — Правильно, молодец. До завтра! Если хочешь, я тебе утром город покажу? У меня выходной.

— Я подумаю. Спасибо.

....................................................................

 

Картина четвертая.

 

Закрывая двери на ключ, Леша на слух уловил металлическое щелканье вокруг и краем глаза окинул коридор. То, что он увидел, сковало его изнутри: по коридору ходили люди с тросточками, которые и издавали этот леденящий душу звук. Цок-цок... цок-цок... Передвигались они уверенно, даже узнавали друг друга по шуму шагов, здоровались, о чем-то говорили и шли себе дальше. Царство слепых! «Может, — подумал Леша, — это пансионат какой, для слепых?». Пацюк словно прочел его мысли:

— Не видал еще такого? — спросил он. — Ничего, привыкнешь.

— Тут все... такие?

— Нет, не все. Закрыл? — толкнул от себя двери Пацюк.

— Да. Я подумал, что вы вроде как...

— Для них — вроде как, — кивнул на слепцов Пацюк. — Так надо.

— Кому?

— Так, — вздохнул участковый. — У тебя одни вопросы! Кстати, не забывай, что ты такой же, как и они...

— Но я же не слепой!

— Т-ш-ш! — закрыл ему рот огромной ладонью Пацюк. — Ты что?! С ума сошел?

— А что я сказал? — снял его ладонь с лица Леша. — Правду?

— Глупость, — потер ладони Пацюк, — ты сказал. Кому она тут нужна, твоя «правда»? Им? Все равно ни черта не видят. Точнее, что им скажут, то и видят. Скажут: красное — значит красное.

— Понятно. А зрячих, кроме нас с вами, еще много?

— Зрячих много не бывает. Усёк? Так и заруби на своём любопытном носу! И никогда не было!

— Да ну ладно...

— И не ладно! Ты вот у себя там, в этом... Александровске...

— Запорожье.

— Опять за своё... Хорошо — в Запорожье... всю жизнь, считай, прожил и думаешь, наверное, что всё видел, все знаешь?

— Я не думаю, почти уверен.

— Вот! А между тем, зрячие у вас там — такие же слепые! Что вам сверху скажут, то вы и будете видеть!

— Где-то иначе?

— Думаю — нет. Везде одно и то же. Вот у нас тут, городишко вшивый, но кто всё видит? Правильно — руководство! То есть я. Другим незачем. А что до тебя, — Пацюк оглядел его с ног до головы, — пока ты здесь, постарайся хотя бы вид делать, что ты такой же, как все вокруг. Для твоего же блага, — повертел он указательным пальцем перед собой. — Может и пронесет.

— Мало мне загадок, так еще и угрозы...

— Какие?

— А что это за «может, пронесет»? О чем вы?

— О тебе, дурачок. Чего всполошился? Аппетит не пропал? — остановился он перед дверью буфета, о чем можно было догадаться только по запаху — табличка на двери являла пустой прямоугольник. — Тогда вперед!

— Написано: «Буфет»? — кивнул на табличку Леша.

— Можешь, если захочешь! — приятельски хлопнул его по плечу Пацюк.

— Чего не сделаешь...

— И то правда, — вздохнул участковый. — Кстати, тачку твою уже перегнали. Под гостиницей стоит.

— Вот за это спасибо. И я могу ехать?

— Конечно, кто тебя держит?

— Долг. Вы оставьте свой адрес, я обязательно пришлю доллары...

— Адрес, конечно, я оставлю. А вот, как ты выедешь отсюда... Кофе?

— Что значит: выедешь? Меня не выпустят?

— Да кому ты надо! Два кофе! — сделал заказ Пацюк. — Помнишь «Вий»? Как Хома пытался убежать с хутора, помнишь? Я не зря помянул. Вот, что-то вроде такой аномалии и здесь ... Сюда можно запросто попасть, а отсюда... Да не смотри так, пять километров, как по циркулю!

— Хорошая перспектива. Но я попробую.

— Давай, — равнодушно кивнул Пацюк. — Не ты первый, не ты последний. Все так говорили, а живут себе...

— То есть, выхода нет, и все эти люди не отсюда?

— Теперь — отсюда. Ты пей кофе, остынет. Город смотреть будешь? Впрочем, как хочешь, ещё надоест, — подморгнул Пацюк. — Мне в одно место надо, подбросишь?

— Ясное дело. Далеко?

— Километра два. Бак, кстати, полный.

— За счет заведения?

— Мелочи, — отмахнулся Пацюк. — Забудь. Поехали? — звякнула ложечка в пустой чашке. А Лёше почудился удар колокола...

 

Полностью киносценарий содержится в арх. файле. Формат Word, размер zip-файла 148 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

 

коды Гномы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com