ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

FORUM LIFE


ФИМИЙСКИЕ ИГРИЩА

 

Фото из карнавальной коллекции Валентина Надеждина.

 

Действующие лица:
Ефим.Малеванчик, Елена Винокур, Маск. Ксандр, Лана, Ху Лайфу.

 

ДЕЙСТВИЕ 1. Я — ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙ АВТОНОМИИ

 

 

Ефим МАЛЕВАНЧИК

17.03.2008

 

Я последний еврей автономии,

Семя древних библейских колен,

И профессорша от анатомии

Заспиртует мой грешный член.

И воздвигнут в Биробиджане

На столетний мой юбилей

Благодарные мне горожане

Благодарственный мавзолей.

Внук профессорши от анатомии

С добрым именем Ван Зевей*

Удивится: У нас в автономии

Жил когда-то какой-то еврей?

И ответит политэкономия:

Вековая мечта сбылась!

А китайская автономия,

Было время, еврейской звалась.

 

* Зевей (библейское) — резня

 

 

МАСК

...И китайцы все, благоговея,

в честь и память счастливейших лет

автономного вечно еврея —

здесь воздвигнут, как член, минарет.

 

Ну, а после, под ахи и охи,

с шерефе тот, который Зевей,

всем расскажет про наше «азохен»

и, конечно, про ихнее «вэй».

 

 

Елена ВИНОКУР

Я — последний еврей автономии,

Чуть стесняясь своей анатомии,

От китайцев раскосых зверею.

 

Но не знают, бедняги, что вскоре

Улечу я за синее море,

Где ещё очень много евреев!

 

 

Ефим МАЛЕВАНЧИК

 

Я не просто последний — единственный

Представитель титульной нации.

Я — цемент. Я скрепляю единство.

Я уеду — пойдут демонстрации,

Вспыхнут молнии, грянут громы

И разверзнутся хляби небесные.

Может, даже начнутся погромы,

Без меня совсем неуместные.

Я останусь. Судьба еврея —

Счастьем жертвовать ради гоя.

Не мани меня, Иудея.

Я — единственный.

Было б двое...

 

 

Елена ВИНОКУР

 

Я ценю вашу самоотдачу

И готовность за общее дело

Спиртовать это бренное тело!

Я горжусь и немножечко плАчу...

 

Вы в китайских шеренгах редея —

Знаменосец, парторг, предводитель!

На досуге нам сына родите!

И отправьте его в Иудею.

 

 

Ефим МАЛЕВАНЧИК

 

Вы меня не поняли, Елена.

Я — единственный, совсем-совсем один.

Нет невест библейского колена.

Приезжайте, сделаем, родим!

 

 

ЕЛЕНА

 

Вот дела —

Не поняла...

Вы, Ефим, —

Совсем один?

Средь биробиджанских льдин?

Нет, мы вас не отдадим.

Я готова! Я не трушу!

Надо, стало быть, рожать?

Только почему-то мужа

Я боюсь предупреждать...

 

 

ФИМА

 

Тут ведь главное — «Не трушу!»

Остальное всё придёт.

А проблема с вашим мужем...

Разве он не патриёт?

Не полюбит мальчика

Изю Малеванчика?

 

 

ЕЛЕНА

 

Изя Малеванчик

Сядет на диванчик,

Вытащит скрижали —

Был в Биробиджане!

Там, среди китайцев,

Видел снег и зайцев,

И сидел в обнимку

С папочкою Фимкой.

Ел за папу кашку.

Как он там, бедняжка?..

 

 

ФИМА

 

Изя Малеванчик

Сядет на диванчик,

Вытащит скрижали —

Был в Биробиджане!

Там, среди китайцев,

Видел снег и зайцев,

И сидел в обнимку

С папочкою Фимкой.

Ел за папу кашку.

Как он там, бедняжка? —

 

Спросит мама Лена,

Сняв его с колена.

 

 

ЕЛЕНА

 

Изя Малеванчик

Сядет на диванчик,

Вытащит скрижали —

Был в Биробиджане!

Там, среди китайцев,

Видел снег и зайцев,

И сидел в обнимку

С папочкою Фимкой.

Ел за папу кашку.

Как он там, бедняжка?—

Спросит мама Лена,

Сняв его с колена.

 

Cкажет Изя: «Мой папа — окей!

Автономии вечный еврей!»

 

 

ФИМА

Умилится Винокур папа:

«Ах, какая ты у нас лапа!»

И потреплет он ему чубчик:

«Дорогой наш Малевинокурчик!»

 

 

ЛАНА

 

«Вы меня не поняли, Елена.

Я — единственный, совсем-совсем один.

Нет невест библейского колена.

Приезжайте, сделаем, родим

                              Ефим Малеванчик.

 

Не бывает кошерной свинины,

тупика без единой лазейки!!!

Кто же видел еврея-мужчину

и чтоб не было рядом еврейки?

 

 

МАСК

Ну какая же это свинина —

это просто «чайниз» за копейки,

если рядом с евреем-мужчиной,

как лазейка, всё та же еврейка.

 

 

КСАНДР

Та шо такое, шо за слёзы?

На кой вам, Фима, те морозы?

На кой вам гои, шиксы-шмиксы?

На кой вам валянки и фиксы?

Та шо вы мучаетесь? Или

в Одессе нету тети Цыли?

 

 

МАСК

В Одессе все про тётю Цылю

давным-давно уже забыли.

Но есть еще там дядя Гурвиц —

он тоже не последний пуриц

и, если что, для анатомии

создаст евреям автономию.

 

 

ЕЛЕНА

Это просто сюжетик для пьесы,

И сложился легко интерьер:

В центре — Гурвиц. Он — преданный мэр

И последний еврей из Одессы.

 

 

ФИМА

Что делать? Нетуть тёти Цыли.

Была б, я спел бы ей «7-40»,

Я встал бы перед ней на цырли,

Послал бы ей мацу и творог...

Но нет в Одессе тёти Цыли.

Есть в Конотопе тётя Бася.

Она меня терпеть не может,

А ейный муж (мой «дядя» Вася),

Он только сдохнуть мне поможет.

Такая в Конотопе Бася...

Вот и живу я здесь. Как все.

Среди китайцев. В ту-хе-се*.

 

* Ту-хес,— мягко говоря, попа (кит.)

 

 

ЕЛЕНА

Не всем блаженствовать в Европе.

Кому-то надо жить и в попе.

 

 

ФИМА (после скорбной паузы)

Мне грустно, Лена и Все, все все. Грустно прощаться с новыми друзьями, но... Я — учитель математики, и у меня нет телефона. В соседней квартире живёт мелкий чиновник, и у него телефон есть. Я договорился подключить свой компьютер к его телефону и получил доступ к интернету. К сожалению, помимо телефона, у него есть ещё пятнадцатилетний балбес, ученик моего класса. Сейчас конец четверти. Я поставил балбесу... Угадайте что? Папа сказал мне... Не надо гадать. Срок мне дан до завтрашнего вечера.

СЕГОДНЯ ЕЩЁ ОБЩАЕМСЯ!!!!!!!!

 

 

ЕЛЕНА

Фима, да елки-палки, я вам последний раз говорю: надо ехать. У нас нет квартир без телефона, интернет почти бесплатный и математику преподают в школах, где балбесов не сосчитать.

Выводы делайте сами.

 

 

ФИМА

Леночка, да на мою зарплату до Хабара не доехать.

И что прикажете делать с родительскими могилами? С дедом, который вернулся через двадцать два года и прожил четыре месяца? И кто меня там ждёт? И кому я там нужен? Нет, Лена, каждому — своё, хоть и грех цитировать это.

 

Я спешу прокричать сказанное,

Тороплюсь прохрипеть звуки,

Что соседом ещё не связаны,

Те, в которых рыдают муки,

Те в которых трубит шофар...

 

По ТрансСибу в ночи свет фар.

 

 

ЕЛЕНА

Для оплаты проезда есть Сохнут. Знаете, куда ставить ударение?

Никто никого нигде не ждет и не должен.

Могилы... Да, конечно, есть вещи, которые нас привязывают накрепко. Есть вопросы, на которые нечего ответить.

 

 

ФИМА

Я тот птенец, что выпал из гнезда.

Я из заблудших. Пойте песнь печали.

Мне дорога шестиконечная звезда,

Картавость тоже изживу едва ли,

Мою обрезанность мне больше не пришить,

Не скрыть среди курносости носатость...

 

Вопрос мой прост: Мне жить или не жить,

Не принимая звёздно-полосатость?

 

 

МАСК

Да, конечно, было проще бы —

переехать на ньюйоркщину.

Ну, а жить или не жить —

каждый должен сам решить.

 

 

ФИМА

Вот, кажется, и свершилось. Прибежал разгневанный папаша, сказал всё, что обо мне думает, и убёг. Похоже, пора прощаться.

Всех евреев с Пейсахом, православных с Пасхой, а китайцев с Цинминцзе. Будьте все счастливы!!!

Ваш ветреный (занесённый и вынесенный) Фима.

Действие 2

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com