ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий БЕРЛИН


ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНЫЙ САЛОН «ДОМ БЕРЛИНЫХ» В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ

http://berlin-house.ru

«“Дом Берлиных”» за популяризацию российской литературы и культуры за рубежом в течение 20 лет получает звание Золотого Лауреата в номинации «“Общественные коммуникации”» и Фарфоровую статуэтку Золотого Пера, а София награждается Почётным Дипломом Учредителя и Орденом Мира и Дружбы от Московского Фонда Мира».

 

А.Берлин. «В Москву за пером»

Наталья Вареник. «Белые журавли над Лос-Анджелесом», статья

Наталья Вареник. «Конфетки-бараночки», статья

 

Анатолий и София Берлины

 

На фото слева: Анатолий и София БЕРЛИНЫ

 

Справа: МИХАИЛ КОЗАКОВ

 в программе

ЭНЕРГИЯ ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Концерты состоялись 13 и 14 мая 2009 г.

Внизу: после выступления

 

ОТРЫВКИ ИЗ ИНТЕРВЬЮ

Актер и режиссер Михаил Козаков — книголюб и предпочитает иметь дома книжки «со значением». Чтобы не просто так — купил и все, а чтобы книга к тебе будто сама пришла. Его личная библиотека на удивление не велика, в доме нет стеллажей от стены до стены с запыленными, годами не открываемыми фолиантами.

— Книги — это самое ценное для меня, — говорит Михаил Михайлович. — Я некоторое время жил в Израиле, увез туда всю библиотеку, а сейчас все руки не доходят перевезти обратно. Вернул с собой в Москву только самое любимое и дорогое.

— Конечно, Пушкин?

— Обязательно.

— И кто еще?

— Особенно дороги мне книжки, на которых есть автографы моих друзей и любимых поэтов — дяди Лени Мариенгофа, Арсения Тарковского, Давида Самойлова, Натана Эйдельмана, Иосифа Бродского, Василия Аксенова... Вот посмотрите...

Козаков достает из шкафа потрепанный альманах «Воздушные пути» (Нью-Йорк, 1965 год).

— Эту книжицу я украл.

— Как это?!

— Не украсть было невозможно, она, можно сказать, была специально подложена для этого... В 1965 году секретарь американского посольства Боб Армстронг пригласил меня в числе других представителей советской культуры на прием. Не помню уж по поводу чего. Народу было много. А это лежало на полке. Не один экземпляр, а несколько. Я взял альманах: Мандельштам, Тагер, Ахматова, процесс Бродского. Боже! У меня аж руки затряслись. Я так незаметно это за пояс заткнул, пиджак застегнул и тихонечко пошел восвояси.

— Скажите, а в повседневной жизни вы часто обращаетесь к книгам, которые у вас здесь стоят?

— Не далее как сегодня утром я перечитал письма и воспоминания Эрнестины Тютчевой, Федора Ивановича Тютчева и Елены Денисьевой. Известно — этот треугольник один из самых трагических. По счастью для нас, через замечательные стихи Тютчева он стал фактом Искусства. Жанр? Трагедия! (Но ведь на эту же ситуацию можно посмотреть как на фарс: очень часто трагедии оборачиваются фарсом.) Сегодня утром я буквально плакал, перечитывая письма Эрнестины, Тютчева, Денисьевой, и снова вспомнились гениальные стихи Федора Ивановича.

Как-то раз я попробовал на бумаге разобраться в этой проблеме и составить некий сравнительный ряд. В моей статье речь шла о романтической трагедии Лермонтова «Маскарад» и о его же поэме «Тамбовская казначейша».

«Маскарад» — сочинение совсем молодого Лермонтова. Во многом эта вещь подражательная, там есть и мотивы «Отелло», и Бог знает чего еще, однако Белинский прав: «В этой вещи уже видна поступь льва». Там действуют карточный игрок, мастак Арбенин, его молодая жена и офицер, князь Звездич. Все заканчивается, как известно, трагически. Пройдет несколько лет — и Лермонтов напишет «Тамбовскую казначейшу», свою самую веселую вещь. Опять же треугольник: карточный шулер Казначей, его молодая жена Авдотья Николаевна и офицер, поручик Гарин. В «Тамбовской...» трагедия оборачивается веселым фарсом.

— И что, каждое прикосновение к любимым книгам вызывает цепь таких ассоциаций и размышлений?

— Не всегда и не обязательно. Но... часто. Потому они и любимые... Иосиф Бродский вот... Сделал революцию в изящной словесности. Был корнево связан с Кантемиром, Державиным, Баратынским, не говоря уже о Цветаевой, Мандельштаме или Маяковском. Людям нашего поколения было свойственно внимательно наблюдать и достаточно вдумчиво относиться к тому, что делается «стариками» в наши дни. Да, мы полемизировали, но мы безусловно принимали на вооружение лучшее. Бродский однажды сказал: «У Ахматовой нельзя было научиться писать стихи, но научиться, как жить и в каком направлении мыслить — можно».

Почему сейчас произошел разрыв, конфронтация поколений? Можно, конечно, все свалить на исторический процесс. Действительно, так много лет безжалостно вытаптывали генофонд страны. И не только большевики. Мне вспоминается фраза из тютчевского «Исторического трактата»: «Русская история до Петра Великого — панихида, а после Петра — одно уголовное дело». «Паханы» недавнего прошлого — Ленин, Сталин... Как-то по телевизору посмотрел документальный фильм об убийстве Михоэлса. Сталин и Михоэлс. А затем — фильм, в котором и сам принимал участие (читал за кадром), — история Бориса Пастернака во времена другого «пахана» — Хрущева. Страшно. Ведь я в этом времени жил, и помню эту историю, эту травлю. Боже, и вот теперь я испугался задним числом еще больше — сплошное уголовное дело! Вытаптывали генофонд, и естественно, что потом на свет появились мутанты. Среди них — и полагающие, что имеют право писать. В том числе о театральных спектаклях. И тогда у меня возникает ответ: «Меня не интересует мнение евнухов о любви».

— Что, по-вашему, произошло с нашей литературой после того, как отменили цензуру?

— Отменили цензуру — замечательно! Но при этом отменили и такой институт, как редакторство. Наступило время вседозволенности на сцене, на экране, в печатном слове. Добавим к этому криминогенность мышления. Все это губит Язык — дар Божий. Извините меня за высокий штиль, но ведь на самом деле только на этом уровне интересно размышлять об искусстве. Козинцев сказал: «Зачем искусство? А чтоб не скотели!» Понимаете?

Мне не скучно жить, потому что каждый день я узнаю что-то новое. Я обожаю читать, не могу дня прожить без книжки. Ведь «нет ничего интересней, чем следить за мыслью великого человека», — сказал Пушкин. Столько книг непрочитанных, Боже, как жизнь человеческая коротка! Вот сейчас бы и начать читать, слушать, смотреть.

— Михал Михалыч, а вот, предположим, друг-писатель подарил вам книжку, а потом вы с ним вдруг серьезно поссорились. Вы книжку выкинете или нет?

— Нет. Люди уходят, с людьми отношения меняются, а книги всегда остаются.

— А было такое, что с кем-то ссорились?

— Было. Но по такому поводу ни одна книга из моей библиотеки не исчезла.

..............................

 

— [Вы] что-нибудь сейчас снимаете?

— Снимаю очень серьезное кино о трагических судьбах русских людей в эпоху тирании, о нашей, говоря словами Мандельштама, «свободе небывалой», то есть о надежде на грядущее царство свободы, которое в России что-то никак не наступит.

Мой последний художественный фильм «Очарование зла» (шесть серий), который прошел по всему миру и не был показан только в России, посвящен трагическим судьбам поэтессы Марины Цветаевой и двух ее любимых мужчин: мужа Сергея Эфрона и лирического героя ее великих творений — «Поэма Конца» и «Поэма Горы» — Константина Родзевича. Оба они оказались агентами НКВД... Я неоднократно обращался в различные инстанции с вопросом, почему запрещают показывать в России фильм о Цветаевой, на что всюду получал странный ответ: «Мы не обязаны вам ничего объяснять».

— Не секрет, что последней любовью Марины Цветаевой был поэт Арсений Тарковский, которого вы очень хорошо знали. Наверняка Тарковский рассказывал вам о своем романе с Цветаевой?

— Арсений Александрович был настоящим мужчиной и поэтому не распространялся о своих романах. Да у него самого была удивительная судьба: фронтовик, потерявший на войне ногу, гражданин, никогда не уличенный в диссидентстве, но при этом его стихи было запрещено читать на радио.

— А с вами что за история приключилась, когда вам Пушкина читать запретили на юбилейном вечере канала «Культура»?

— Не запретили. Пушкина я прочитал: «Вот перешед чрез мост Кокушкин, опершись жопой о гранит, сам Александр Сергеич Пушкин с мосье Онегиным стоит...» Однако и мое выступление, и эти стихи, хотя ими завершался концерт, самым беспощадным образом вырезали из эфира.

..............................

 

— Я знаю, что вы своим знакомым начинающим мемуаристам советуете писать о своей жизни, о любимых женщинах всю правду без утайки, в противном случае эта автобиография будет никому не интересна.

— Без искренности нет ни хорошего кино, ни театра, ни литературы, ни любви. Интересно, когда автор, творец выворачивает свою душу наизнанку.

— Поделитесь своим пониманием любви, семейного счастья.

— Все мои попытки обрести семейное счастье и так хорошо известны. Мне понравились слова критика и театроведа Анатолия Смелянского, которые он сказал обо мне: «Детей и внуков у него больше, чем у шекспировского короля». Мои дети от первого брака — Катя и Кирилл всегда говорили о том, что не считали себя безотцовщиной. Не забываю я и остальных своих детей, хотя они и живут в других странах — в Грузии и в Израиле...

 

_________________

22 апреля 2011 года знаменитый актер и режиссер Михаил Козаков умер в Израиле. Он проходил лечение в одной из местных клиник, а последнее время находился в хосписе. Ранее у него обнаружили рак легких. О смерти Козакова «Эху Москвы» сообщил актер Олег Басилашвили.

Президент России Дмитрий Медведев выразил глубокие соболезнования родным и близким Козакова. Когда и где будет похоронен актер, пока не известно. Его сын Кирилл надеется, что это произойдет в Москве.

Михаил Михайлович Козаков родился 14 октября 1934 года в Ленинграде в семье известного писателя Михаила Эммануиловича Козакова. После окончания в 1956 году школы-студии МХАТа актер работал в московских театрах — Театре имени Маяковского, «Современник», Театре на Малой Бронной. В кино Михаил Козаков начал сниматься уже в 1956 году, и на первую и сразу же главную роль Шарля в фильме «Убийство на улице Данте» его пригласил режиссер Михаил Ромм. Дебют оказался удачным, и вскоре актер начал активно сниматься в ярких острохарактерных ролях, причем в картинах различных жанров.

В числе его заметных работ — Педро Зурита в экранизации романа Александра Беляева «Человек-амфибия», Сильвио в пушкинском «Выстреле», Джек Берден в политической ленте «Вся королевская рать». Комедийное дарование артиста наиболее ярко проявилось в фильмах «Комедия ошибок» Вадима Гаузнера, «Соломенная шляпка» Леонида Квинихидзе, «Здравствуйте, я ваша тетя!» Виктора Титова. В 1978 году Михаил Козаков дебютировал как режиссер, поставив на телевидении фильм «Безымянная звезда», сыграв также одну из главных ролей вместе с Анастасией Вертинской и Игорем Костолевским, передает ИТАР-ТАСС.

Кроме того, Михаил Козаков снял культовые фильмы «Покровские ворота» и «Безымянная звезда», еще он работал над телефильмами и телеспектаклями, в частности «Визит дамы», «Маскарад», «Фауст».

В 1992 году Михаил Козаков репатриировался в Израиль, но четыре года спустя вернулся в Россию.

В Москве актер создал свой театр «Русская антреприза Михаила Козакова», где ставил спектакли и играл в них.

Лауреат Государственной премии СССР за театральную деятельность (1967 год), Государственной премии РСФСР (1983 год) за роль Феликса Дзержинского в телевизионном фильме «Двадцатое декабря», в 1980 году стал народным артистом РСФСР. В 2010 году Козаков был удостоен ордена Почета.

Эхо Москвы. 22.04.2011

Михаил Козаков — Игорь Царёв Даниил ШиндаревИосиф ДорфманФотоальбом

А.Берлин. «В Москву за пером»

Наталья Вареник. «Белые журавли над Лос-Анджелесом»

Наталья Вареник. «Конфетки-бараночки», статья

«Из Америки с любовью — “Поэтическая Россия”»:
литературно-художественный отчет о Пушкинских торжествах в Москве и Санкт-Петербурге

«Серебряный стрелец».
Международный литературный конкурс под эгидой «Дома Берлиных»

Об авторе. Содержание раздела

видеокурсы - всё обучающее видео

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com