ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена БАРИНОВА


www.barinova.ru

О себе:

Окончила теоретический факультет МИФИ, юрфак Международной Академии Маркетинга, Российcкую школу частного права при Исследовательском Центре Частного Права при Президенте РФ.

Автор нескольких поэтических сборников..

Елена Баринова

 

* * *

Каждый день всё дороже, пора бы уже дешеветь,

Всё ещё впереди, ведь осталось ещё воскресенье.

Ничего не изменишь, и можно спокойно смотреть,

Как последняя жизнь вся растрачена на упражненья.

 

В этом мире прекрасном живите себе хорошо,

И не стоит жалеть о случившемся и о небывшем,

…У кого-то — душа, у кого-то — грошовый грешок,

У кого-то — застывшее облако в небе застывшем.

 

* * *

Всё пройдёт само собой.

Пустота и суета.

То ли тела маета,

То ли духа нищета.

 

То ли мы идём по кругу,

То ли жизнь не учит нас,

То ли в поле кружит вьюга,

То ли был последний шанс.

 

То ли снится всё плохое

И без света страшно спать,

Страха тесто дрожжевое

Поднялось — за пядью пядь.

 

Где-то волки, где-то львы,

Где-то мы с тобой на Вы,

Что не так, теперь неважно,

Как фигуркам восковым.

 

Ни ошибок, ни примет,

Нет вины и нет цены.

Смерти нет и жизни нет,

Всё равно и все равны.

 

Что ни делай, всё пройдёт.

Даже бледно-голубой

Меркнет свет и тает лёд.

…Жизнь пройдёт сама собой.

 

* * *

Мой бедный Рим, раздавленный и жалкий,

Как мумия, положен в мавзолей.

Здесь заживо закопаны весталки,

А кошки обживают Колизей.

 

В твоём белье копаются поныне,

Твоих богов разбили и сожгли,

И Пантеон смирили как рабыню,

К другому господину привели.

 

Твоё смиренье как твоё величье

Толкуют тут на тысячи ладов.

Зевс-громовержец стал трофеем, дичью,

А грома даже не найти следов.

 

Здесь храм языческий вместил святые мощи,

Спасаясь, словно бедная вдова,

И в христианства глубину и толщу

Так врос, что даже не осталось шва.

 

Но старый Рим, единственный и вечный,

Зажившийся, доживший до седин,

Мой жалкий Рим, убогий и увечный,

У Бога и у Вечности один.

 

* * *

И пусть другие слёзы льют

И говорят слова пустые,

Во мне как будто гнёзда вьют

Все мыслимые запятые.

 

Пусть только несколько минут

Мы вырвали у жадной бездны,

Во мне уже живёт уют,

И расставаться бесполезно.

 

* * *

Кто мутит воду, кто живёт в огне,

Кто знает правду — я её не знаю.

Среди коряг вздыхаю в глубине —

И всё, что будет дальше, вспоминаю.

Как сонный сом, спешу уйти на дно.

Пусть те рыбачат, что пришли рыбачить.

Пусть жизнь идёт, мне всё равно —

Быть или вовсе ничего не значить.

 

* * *

Жалко, будто плачет Чарли Чаплин,

Будто я кручу его, верчу.

Я тебя не мучила ни капли,

А умею, если захочу.

 

Мы умеем делать очень больно.

Только я не стану никогда,

Боли было много, и довольно,

Что она со мною навсегда.

 

* * *

Как жизнь в подробностях и мелочах

Пуста, напрасна, бесполезна.

Вот и живём, как сплетники, ворча

На то, что время провалилось в бездну.

 

Где тот ловец, что сможет отыскать

Пропавшее, как повторить сначала

И больше от себя не отпускать

Жизнь, что томилась и скучала,

 

Что вышивала гладью и крестом

Ничтожное, мизерное, пустое,

В дым серое на фоне золотом,

Такое сложное простое.

 

Помедленнее это повторить,

Пусть подождёт ещё усталость.

…Уже пора за всё благодарить,

А жизнь ещё не начиналась.

 

* * *

Всё отдано, и ты не виноват.

Миры не создают, а разрушают.

Нет малых слов, а главные слова

Доверия нам больше не внушают.

 

Что значим мы, когда и мира нет,

И Бога нет, и некому молиться.

Родные души смотришь на просвет,

Чужие проступают лица.

 

* * *

Любовь всегда позор и пораженье,

В одном лице и жертва, и убийца,

И чёрту месса, и богослуженье,

Она — мадонна, и она — блудница.

 

Легко не вырвать, словно зуб молочный,

А милует она — как распинает.

Её глаза чисты и непорочны,

А что творится в сердце — кто узнает?

 

* * *

ты не кладёшь дрова в костёр

я не кладу дрова в костёр

но почему же так жжет в груди

так жутко и жарко в груди

 

* * *

стихородный орган —

душа —

молчит,

и я кажусь себе евнухом —

мучительно

ощущенье пустоты

 

* * *

Жизнь прошла так бестолково,

Ничего уже не ново,

Кто увидит, кто осудит,

Ничего уже не будет.

 

В этой боли я ли, ты ли,

Будто мы напрасно были,

То ли жили, то ли нет,

Никакого смысла нет.

2004-2005

 

* * *

Меня ты выбрал, чтобы сделать арфу.

И душу вымотал, и натянул струну,

И труд ремесленный был кропотлив и долог.

Но что-то не сложилось, может, звёзды,

А может быть, природа мне дала

Упрямство и забыла дать терпенье,

А может быть, я просто не годилась

Для арфы — ты ошибся, выбирая.

И музыка у нас не получилась,

А получился вой — так воет ветер.

В той комнате пустой, где нет тебя.

6 апреля 2005 г.

 

* * *

А жизнь до тебя так спокойна была и прекрасна,

Когда и не знала, что я могу быть нелюбима.

И ты не придёшь, наконец это стало так ясно,

А я так любила, и, значит, была уязвима.

 

И ты не спасёшь, не поможешь, и ты не исправишь,

И годы ты мне не вернёшь, ведь потрачены годы,

Вздохнёшь и забудешь, проедешь и скорость не сбавишь,

А я буду ждать, как у моря хорошей погоды.

16 апреля 2005 г.

 

* * *

Как-то бессмысленно стало дышать,

И говорить, и за веком бежать,

В ад погружаться домашний,

Где всё другое неважно.

 

Тот, кто качает твою колыбель

И твои двери срывает с петель,

Мучит тебя, поучает,

Тает теперь и мельчает.

 

Годы проходят быстрее, чем дни,

Душу свою словно бога распни.

Кто ты теперь, сочинитель,

Мученик или мучитель?..

 

Кто ты, играющий сам для себя,

Как ты живёшь, никого не любя,

Сажей себя очерняя,

Счастье на песни меняя.

22 апреля 2005 г.

 

* * *

Холодный Петербург, Фонтанка и Нева —

Как рыбья кровь, текут неторопливо,

Под взглядом мраморным очередного льва

Впадают в воды Финского залива.

 

Здесь каждому мосту и фонарю

История найдётся и примета.

И диво на крови, как мавзолей царю —

Освободителю, восьмое чудо света.

 

Твои цари, твои бунтовщики,

Губа не дура, выбирали площадь —

Сенатскую, где можно вопреки

Всему лететь, пришпоривая лошадь.

 

Грей медную змею в лучах рассвета,

Пока, раскрашенные с царских барышей,

Дома-дворцы, как дамы полусвета

В нарядах дорогих скрывали вшей,

 

За праздничным фасадом прячут злачный

Барачный двор. В пейзаже городском —

Твой дух свободы. Воздух твой прозрачный

Тираны впитывают с молоком.

24 апреля 2005 г.

 1    2    3    4    5 

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Альманах «ИнтерЛит 01.04». Е-книга в формате PDF, 910 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

регистрация на электронной площадке

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com