ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр БАРДИН


Золотой лауреат Национальной Литературной Премии
«Золотое Перо Руси», 2007 г.

«Родился в ненужное время, в ненужном месте, занимаюсь не тем, что нужно, а в остальном все прекрасно!»

Александр Бардин

11.09.06

* * *

Мне пора, мне пора, мне пора...

 

Наяву ли случится, приснится ли:

Вдоль дороги — шальные ветра

И скуластые скалы, как рыцари

С дочерна обгоревшими лицами

От любви и ночей у костра...

И зрачки мои рыжие выцвели,

Сжались, жалость забыли, устали,

Стали цвета взбесившейся стали.

И тревожные птицы с утра

Собираются в спешные стаи

Золотистых оттенков пера.

 

Мне пора, мне пора, мне пора...

 

Не случайный обман, не игра.

Не потом, не тогда, не вчера,

А сейчас, этой стылой зимою

Я спускаюсь к декабрьскому морю.

В черно-звездной воде осторожно, по слою

Я коросту из крови, из зла и добра,

Мою душу покрывшую, смою.

Запоет над Землей тонкий лед — баккара...

 

Мне пора, мне пора, мне пора...

 

* * *

Мечется во мне, как в клетке, тайна:

В той стране, где юность и прибой,

Именем, звучавшим песней, — Таня,

Звали мою первую любовь.

 

Ни  полслова, ни намека — пытка,

Ни друзьям, ни матери, ни ей...

След в песке, дощатая калитка

Да гудки полночных кораблей...

 

Господи! Какие все мы падлы!

Почему так сложно о простом?!

Синь под глазом...

Вены в точках... Патлы...

Да! Да! Да!..

Но это все — потом!

 

А тогда — в зрачках огни метана,

Девственность библейских губ и плеч...

Каждому дается в жизни Таня,

Но не всем дано ее сберечь.

 

Когда

А хлопьям белым за стеклом резвиться...

Устало глянет на ходу патруль.

Застыть, затормозить, остановиться!

Небритой рожей шмякнуться на руль...

 

«Пока, маман!» — далеким пыльным летом

Рукой махнув, уходит блудный сын...

И навсегда меж мною тем и этим

В полжизни — атлантическая синь.

 

Парить снегам, дождям холодным литься

Над старой трассой Петербург-Ростов.

Три года у плиты трава и листья,

Три года возле мамы нет цветов.

 

Секунда — успокоится подвеска,

И долго — «ты не майся, не виню...»

А за оградой возле перелеска

Шопен на бис

Пять раз звучит на дню.

 

И, пережив руины и цунами,

Поймешь, над серым камнем наклонясь,

Что — никого меж вечностью и нами,

Когда уходят матери от нас.

 

Перекресток

Оттого ли плохое кажется,

Что не выспался и продрог...

Все уладится, все уляжется

Серым гравием у дорог.

 

Подниму глаза на звезду мою

И в себя загляну, на дно...

Все получится, что задумано,

Что не нами заведено.

 

Успокоятся над подмостками

Дым и красная круговерть...

     Перед первыми перекрестками

     Разминутся любовь и смерть.

 

Все забудется, переменится,

Будет лето взамен зимы...

В пыль и крошево перемелется —

Камни... Звуки... Закаты... Мы...

 

Цвет вина

Кофе? Виски? Бетховен? Пресли?

Нынче рано вы — ровно семь.

Добрый вечер, мадам Депрессия?

В гости? Или вы —

Насовсем?

 

Что люблю и о чем молю я:

Детский хохот и плеск волны,

Соль рассветного поцелуя —

Перемешаны — алиллуя! —

С ощущеньем

Большой Войны...

 

Догорают капища Бога:

Церковь, пагода, минарет...

Щебень, уголья — синагога,

Дым над Домским собором...

Бред?

 

Шалый шепот да шорох кровли,

Пальцев грешная новизна...

Перемешан со вкусом крови

Запах счастья.

И цвет вина...

 

* * *

Все люди искусства нам братья,

Домой мы приносим гроши...

В коробках больших под кроватью —

Нетронутые тиражи.

 

О, как нелегки времена

У нас, у писателей, нынче:

Романы, баллады и притчи

Читать не желает страна.

 

Ни трепета нет, ни почтенья,

Хоть вечное сей, хоть не сей...

Имеем почет от прочтенья

Лишь среди жен и друзей.

 

Но долго якшаясь с поэтами,

Завидую я даже этому:

 

Ни дочка, ни теща-змея

Ни родственники, ни соседи,

Читать не желают меня...

Сыночку же, непоседе,

Ему бы на велосипеде,

Дурацкой подвеской звеня...

 

Закручены? Некогда?.. Врут!

Супруга? Начхать ей, супруге,

На яркий талант, на потуги,

На вдохновенье и труд.

 

Им кич подавай и попсу,

Чернуху, модерн и порнуху...

 

Я утром, гуляя в лесу,

Свой сборник держу на весу,

Стихи декламирую псу —

Он самый мне близкий по духу.

 

* * *

Еще живу...

Живу и верю в бредни

Про счастье встреч,

Про вечность трав и рек.

В одно не верю,

В то, что он последний...

Он просто болен,

Воспаленный век.

 

За что ж меня,

Век раковый, неволишь:

Успех и деньги,

Запах женщин, власть...

А я хочу одну любить!

Всего лишь!

Всего одну!

Но как сто тысяч!

Всласть!

 

Хмельной рассвет

И звук грозы с Востока,

Кровь на камнях

И безмятежность рук...

Придумать песню!

В жизни раз! И только!

Но чтобы опалила

Все вокруг!

 

И нем мой разум...

И молю, чтоб разом,

Как на большой войне,

Внутри и вне

Для века стал я

Мертвым метастазом!

Пусть это все

Закончится на мне...

 

Запах Красной Москвы

Запах «Красной Москвы», бретельки

Под ладонью сквозь красный шелк...

В сельском клубе на дискотеке

Был не медленный танец — шок.

 

Вспыхнут, вспомнятся — нож по жести —

Над обрывом речным костры,

Пенье женщины из Нью-Джерси,

Пальцы бруклинской медсестры.

 

Рыжий всполох над кромкой леса

И букетик на три цветка,

Рыжий ангел с глазами беса —

Депрессивная поэтесса

Из литовского городка...

 

Снег над городом, электричка,

Плющ по стенке в ее дворе...

И исчезнувшая в октябре

Начинающая алкоголичка —

То ль танцовщица, то ль певичка

Из подвальчика-кабаре.

 

И хоть тысячу раз разбейся —

Наваждение, кабала:

Как в кастрюле щепотка перца,

Она в каждой из них была.

 

На глаза скользнувшая прядка

Десять жизней тому назад...

В мире юности и упадка

Облетает колхозный сад...

 

Осень та все никак не кончится —

Среди рощ поредевших корчится

В закоулке глухом Земли...

Доски в окнах, утихли песни.

Я не знаю: с кем, где и есть ли...

Все под Богом мы...

Мало ли...

 

По кому же грустится-бредится?

Все крошится — гранит и сталь...

Ты не дай мне, Господь, с ней встретиться.

Или душу мою состарь.

 1    2    3    4

Стихи — Проза«Александр Бардин и Ко»

Новейшие публикации под именем Юрий Бердан

Альманах 1-07. «Смотрите, кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,4 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Лучшие детские коляски от известных брендов Современные модели отличаются между собой по параметрам

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com