ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения БАРАНОВА. О ней


Евгения Баранова. Том 2-ой. Стихи, проза. — Севастополь: НПЦ «ЭКОСИ

Гидрофизика», 2012. — 130 с.

ISBN 9789664420720

В данный сборник известного ялтинского поэта Евгении Барановой вошли поэтические и прозаические произведения 2006 — 2010 гг. Авангардная направленность представленных текстов целиком отображает мировоззрение автора.

Евгения Баранова в Интерлите

Виталий КОВАЛЬЧУК
«Прощается человек — и губы его легки…»
Предисловие к сборнику Евгении Барановой «Том 2-ой»

Человек, у которого есть четкая жизненная позиция, человек, обладающий стойкими принципами, к тому же, умеющий грамотно их отстаивать, не разменивать на фальшивые лозунги, способен вызвать уважение. Если же этому человеку 25 лет, то он вызывает уважение вдвойне. По крайней мере, у меня.

 

Таким человеком является Евгения Баранова, молодой поэт из Ялты. Данная книга, при наличии достаточно большого багажа выступлений, публикаций, фестивалей, дипломов — первая в её творческой биографии.

 

Как человек проявляет свои жизненные принципы? Обычно — самой своей жизнью, повседневной деятельностью. Однако это долго и не сразу и не всем заметно. Поэту этого мало. Ему нужно «здесь и сейчас». К тому же, творчество поэта — это и есть его деятельность, его повседневная жизнь. Если, конечно, он — Поэт.

 

Я не люблю разговаривать с поэтами о стихах. Об этом с ними и так все говорят. «О, вы поэт! А о чем вы пишете? А в каком жанре? А как это у вас получается?..» И началось… С поэтами нужно говорить о жизни. О том, где болит. О том, какого цвета море. О том, почему слушаешь Дягилеву. Тогда как раз и раскрывается огромный мир, уже не умещающийся в слова.

«То, что я чувствую, это уже не стихи», — признается Евгения. Именно так. Без понимания всей глубины внутреннего мира автора ты никогда не поймёшь, не прочувствуешь в полной мере его творчество.

Здесь каждый вправе задать вопрос: а нужна ли нам личность автора? Может, достаточно его стихов? Я считаю — Личность нужна всегда. Потому в моём сознании так резонируют стихи Евгении. В её поэзии — эпиграф из Егора Летова, размышления о прочтении Толстого, обращение к Волошину. Ей нужны и интересны личности. Значит, именно через этот срез можно попытаться понять и её саму.

 

Говоря о принципах, я имел в виду в первую очередь неподверженность влиянию чужих идей. Например, Евгении не раз нарекали за чрезмерную краткость, дескать, мысль глубока, а ты её так немногословно излагаешь. Баранова каждый раз настойчиво повторяет: мысль должна быть ёмкой, но сжатой. Тем более, в поэзии. И продолжает писать кратко. Здесь дело не в знаменитом чеховском постулате. Скорее, мысли и чувства самой Евгении находятся в чрезвычайно концентрированном состоянии.

 

Чашку разбили.

Локтем.

Нечаянно.

Долго осколки мечтали склеиться.

Плакал фарфор.

Даже розы чайные

Ныли от мелкой такой безделицы.

 

Казалось бы — что у человека может болеть при виде разбитой чашки? А вот может.

Острота восприятия боли окружающего мира — это и есть Поэзия.

 

Шлак сгорает — металл закаляется. Так и с болью. Людей слабых она делает либо безвольными, затравленными, либо озлобившимися, циничными. Сильных она приводит к состраданию. Очень хочется верить, что Баранова — сильный человек. По крайней мере, после слов «Моё поколение слишком себя жалеет».

Внутренний мир поэта, выходящий — а в случае с Евгенией рвущийся — наружу, требует живого отклика. Хочется быть не только услышанной, но и понятой.

 

Господи, что происходит?

Скажи мне:

— Что же?

Меня не читают.

Или не так читают.

Вскрывают стихи.

Берут перочинный ножик…

 

Кому-либо приходило в голову, что чувствует автор, когда его стихи «вскрывают» перочинным ножом — грубо, бесцеремонно, разбирая на запчасти, да ещё при этом вульгарно истолковывая высказанные мысли? Стихи ответить — не могут. Стихи — просто ждут своего часа.

Час приходит — рано или поздно. Эта книга — тому свидетельство.

 

К слову о времени. Некоторые считают, что настойчивость Евгении в отстаивании своих взглядов, бескомпромиссность, порой безапелляционность — свойство возраста. Помню, как на одном из фестивалей Баранова предлагала засидевшимся допоздна товарищам по перу: «Давайте я прочитаю вам свою «Революцию»!» Именно так. Есть революция вообще — а есть своя, личная. И делают её, как известно, романтики, зачастую — именно в молодости.

Тем не менее, в ее деятельности чётко прослеживаются принципы, которые к возрасту привязать сложно. Например, эта книга выходит целиком в авторской редакции.

Ещё одна деталь возраста — в стихах Евгении очень много вопросов: в 25 хочется докопаться до глубин, до основ, до истоков. Поиск смысла жизни, смысла творчества, смысла в широком понимании. Глубокие философские обобщения, по-видимому, ещё впереди, бытийность пока что воспринимается зачастую лишь на эмоциональном уровне. Зато ответы, уже найденные автором, действительно достойны внимания.

 

Сделаю выбор.

А выбор закончит меня.

Встречается человек — как будто из пены создан.

Прощается человек — и губы его легки.

 

Эта предельная лёгкость, небоязнь расставания, радость от того, что этот момент был — и пусть он никогда не повторится, но память запечатлела его навсегда — что это, как не осознание бренности бытия, но вместе с тем — вечности духа? Прощается — не потому, что уходит, просто у него свой путь, так же, как у любого из нас, и как здорово, что хотя бы на время ваши пути пересеклись.

 

Отдельного разговора заслуживает проза Евгении. Не стану на этом подробно останавливаться, скажу лишь, что если в поэзии автор уже достиг достаточно высокого уровня, то прозу правильнее было бы рассматривать как освоение новых горизонтов. Скорее всего, перед нами — своего рода поиск авторской индивидуальности, авторского лица. Тем не менее Барановой-поэту вполне по силам окунуться в прозу глубже. Что ж, всему своё время.

 

Собственно, первая книга — это ещё и попытка проверить себя на восприятие читателем. У каждого произведения — своя судьба. Что ожидает в будущем этот сборник? Зная, насколько тщательно Евгения Баранова подошла к созданию данной книги, хочется верить, что и читатель отнесётся к этому так же: вдумчиво, искренне, с теплотой.

 

Я часть волны, я бережная глина,

Случайно обожжённая пожаром.

 

Так автор говорит о себе. Да, однажды её коснулся пожар — в её сознание вошла поэзия. Евгения приняла её как должное — и теперь живёт с этим. Частица этого пожара — перед вами. И не бойтесь обжечься — её пожар согревает. Нужно только бережно с ним обращаться.

 

Виталий Ковальчук,

поэт, культуролог,

Харьков.

Авторский раздел Евгении Барановой

Елена Коро. «Рыбное место». (О новой книге Евгении Барановой)

Марина Матвеева. «Глубоководная трансметафора».
(О книге «Рыбное место» в частности и о поэтике Евгении Барановой в целом)

Марина Матвеева. «Любовь как революция»

Евгения Бильченко. Всякий покой для тебя ... избежен. О поэзии Евг. Барановой

Марина Матвеева. «“ДжеНиМа”: из прошлого в будущее — и обратно!»

Елена Коро. «Маленький ковчег — мой полуостров, радуга в июле». О поэзии Евг. Барановой

новости строительства http://stroi-archive.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com