ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий АВРУТИН


Анатолий Юрьевич Аврутин -- поэт, переводчик, критик, публицист. Родился в 1948г. в Минске, окончил Белгосуниверситет. Автор двадцати книг, изданных в Беларуси и России. Главный редактор журнала «Новая Немига литературная», в 2005-2008гг. – Первый секретарь Правления Союза писателей Беларуси.

Глава Представительства русских писателей Беларуси при Санкт-Петербургском городском отделении Союза писателей России.

Член-корреспондент Академии поэзии и Петровской Академии наук и искусств. Лауреат международной литературной премии им. Симеона Полоцкого, российских премий им. Антона Чехова, им. Николая Минского, «Русь единая», «Светить всегда», им. «Молодой Гвардии» (Украина), один из победителей третьего московского международного конкурса поэзии «Золотое перо – 2006». Составитель антологии «Современная русская поэзия Беларуси». За достижения в области литературы награжден орденом Маяковского, медалями Франциска Скорины, Золотой Есенинской, им. М.Шолохова, им. М. Джалиля, знаками «Отличник печати Беларуси», «За вклад в развитие культуры Беларуси», Почетным знаком Белорусского профсоюза работников культуры.

Внесен в десять энциклопедий.

В 2011 г. название «Поэт Анатолий Аврутин» присвоено звезде в созвездии Рака.

Произведения А. Аврутина изучаются в школах Беларуси по программе русской литературы.

Публиковался в «Литературной газете», «Литературной России», альманахе «День поэзии-2010», журналах «Москва», «Нева», «Наш современник», «Молодая Гвардия», «Юность», «Российский колокол», «Поэзия», «Аврора», «Форум», «Братина», «Сибирские огни», «Север», «Дон», «Невский альманах», «Родная Ладога», «Всерусский собор», «Вертикаль. ХХI век», «Двина», «Русский писатель», «Радуга» (Украина), «Балтика» (Эстония), «Простор» (Казахстан), «Наше поколение» (Молдова), «День и ночь», «Русское эхо», «Всемирная литература», «Нёман», «Второй Петербург», «Русский город» (США), «Зеркало» (США), альманахе «Невские строфы», «Альманахе поэзии» (США), антологиях «Современное русское зарубежье», «Берега России», «Русское литературное зарубежье сегодня», «Свет в окне», «Современная русская поэзия Беларуси», «Исповедь», газетах «Российский писатель», «День литературы», «Московский литератор, «Литературный Петербург», «Обзор-weekli» (США) и многих других.

Живет в Минске.

СТИХИ В РОССИЮ

 

* * *

 

По пыльной Отчизне, где стылые дуют ветра,

Где вечно забыты суровой судьбины уроки,

Бредем и бредем мы... И кто-то нам шепчет: «Пора!

Пора просыпаться... Земные кончаются сроки...»

 

Алёнушка-мати! Россия... Унижен и мал

Здесь каждый, кто смеет отравной воды не напиться.

Иванушка-братец, напившись, козленочком стал,

А сколько отравы в других затаилось копытцах?

 

Здесь сипло и нудно скрежещет забытый ветряк

И лица в окошечках, будто бы лики с иконы —

Морщиночки-русла от слез не просохнут никак,

И взгляд исподлобья, испуганный, но просветленный.

 

Здесь чудится медленным птицы беспечный полет,

Светило в протоку стекает тягуче и рдяно.

Поется и плачется целую ночь напролет,

И запах медвяный... Над росами запах медвяный.

 

Дорога раскисла, но нужно идти до конца.

Дойти... Захлебнуться... И снова начать с середины.

Кончается осень... Кружат золотые сердца...

И лёт лебединый... Над Родиной лёт лебединый...

 

 

* * *

 

Оступившись на собственной тени,

Тихо вскрикну... И вновь оступлюсь.

И целую Отчизну в колени,

И обидеть при этом боюсь.

 

Встану... Искрами цвета металла

Смачно брызнет роса из-под ног.

Где Отчизна меня целовала,

Там на теле то шрам, то ожог.

 

Не стону, не гляжу с укоризной,

Ничего не прошу, наконец.

Столько раз поцелован Отчизной,

Что все тело — огромный рубец.

 

Знаю, бьют и не блудного сына —

Не виновен, а это вина.

Но Отчизна ни в чем не повинна,

Потому, что Отчизна она.

 

 

* * *

 

Поля и лес... И снова лес и поле...

Да божьим гласом — молния вдали.

Здесь помнят этот клич: «Земля и воля!»,

Хоть вышло, что ни воли, ни земли.

 

Так испокон. В мечтах — «Отцы и дети»,

Онегин от любви к Татьяне пьян.

А в станционном гаденьком буфете

«Прекрасной Даме» жаждется стакан.

 

Наивный Достоевский... Боже, боже,

К чему пришли мы и куда идем,

Коль вовсе не Раскольников, но тоже

Старухе в темя метит топором?

 

А дедка бабке шепчет: «Слезы вытри,

Потянем репку, это — по уму.

Не то, глядишь, потопит лже-Димитрий

Россию, что похожа на Муму».

 

 

* * *

 

Не со щитом, так хоть на щит...

Средь росной рани

О чем там иволга кричит

На поле брани?

 

Неужто, вовсе ни о чем,

Как на погосте?

Где тот, что шел сюда с мечом? —

Истлели кости.

 

Хоть сечь опять сменяет сечь,

Но с нами Боже!

Где тот, что только точит меч?—

Истлеет тоже.

 

А следом — новая напасть,

Жить не успеешь...

Вон тот родился, чтоб напасть —

Расти... Истлеешь...

 

Опять идут за татью тать,

Гремя в тумане.

И нету времени вспахать

То поле брани.

 

Не всякий павший — знаменит...

У раздорожья

О чем там иволга кричит? —

Так птичка ж божья...

 

 

* * *

 

День солнечно светел, но есть увяданья печать

В чуть никнущих кронах, где в гнезда свилась укоризна.

Неужто Отчизна дана, чтоб над нею стонать,

Неужто без стонов Отчизна — уже не Отчизна?

 

Зеленые вспышки пронзают полночную хмарь,

В моей Беларуси о них говорят «бліскавіцы».

И что-то тревожит, как предка тревожило встарь,

И выглядит дивно, хоть нечему, вроде, дивиться.

 

Всё спутало время... У времени странный отсчет —

Его понимают лишь старцы да малые дети:

Грачи прилетели... А им уже скоро в отлет...

Ребенок родился, чтоб юность свою не заметить.

 

Вот так и ведется... Так истинно... Так испокон.

Я тихую тайну в душе заскорузлой лелею,

Чтоб голос Отчизны услышать сквозь сумрак времен,

И, охнув, уйти навсегда, незамеченным ею...

 

 

* * *

М.

Слились, мой ангел, даль и близь

На узком фланге.

И горечь с горечью слились

Опять, мой ангел.

 

А я не ведал, что кричать

Не вправе души,

Когда, мой ангел, тьма опять

И в горле сушит.

 

Когда сгорает, не взойдя,

В ночи светило.

Когда, мой ангел, тень дождя —

Мои чернила.

 

И зря шепчу во тьме сквозной

Судьбе-обманке:

«Все это было не со мной...»

Со мной, мой ангел...

 

 

* * *

 

Не закрыта калитка...

И мох на осклизлых поленьях.

На пустом огороде

разросся сухой бересклет...

Всё тревожит строка,

Что «есть женщины в русских селеньях»...

Но пустуют селенья,

и женщин в них, в общем-то, нет.

 

У столетней старухи

Белесые, редкие брови,

И бесцветный платочек

опущен до самых бровей.

Но осталось навек,

Что «коня на скаку остановит...»

Две-три клячи понурых...

А где ж вы видали коней?..

 

Поржавели поля,

Сколь у Бога дождя ни просили.

Даже птенчику птица

и та не прикажет: «Лети!..»

 

И горячим июлем

Всё избы горят по России,

Ибо некому стало

в горящую избу войти...

 

 

* * *

 

Среди снегов, средь мертвенного гула,

Что кровь и стон являют напоказ,

Вдруг опустилось вскинутое дуло,

И я увидел нечто вроде глаз.

 

И посреди растерзанной юдоли,

Где уж стрелять — так весело стрелять,

В зрачках мелькнуло нечто вроде боли,

Чтобы смениться яростью опять.

 

И вскрикнул он... Неверные колени

Вспороли снег, нахраписто и зло.

Качнулась даль... И нечто вроде тени

Навек легло на грубое чело.

 

Курился дым... Тропа вилась отлого.

Ненужный выстрел треснул наугад.

Погас огонь... И некто вроде Бога

Все это знал столетия назад.

 

 

* * *

 

Знакомый давний бросил:

«Ты — не ловкий...

Ну, что стихи?..

Чего с них нынче взять?..»

Он в Грецию поехал по путевке,

Моя мечта —

в Элладе побывать.

Так и живем...

Кричу, а он не слышит.

Былое что? Его не ворошу.

Он «Господин»

с заглавной буквы пишет,

А я— с заглавной —

«Родина» пишу...

 

 

* * *

 

Вновь темнеет... Резко... Скоро...

Оставляя за плечами

Нечто, полное простора,

Нечто, полное печали.

 

В пруд нырнешь... Коснутся горла

Две звезды щербатым краем

Там, где ива распростерла

Ветви, пахнущие маем.

 

И всплывает по спирали

Из-за сумрачного бора

Нечто, полное печали,

Нечто, полное простора.

 

Да беззвучно раздается

В золотистое предранье:

«Только тем и воздается,

Кто не жаждет воздаянья...»

 

И все смотришь без укора,

Осознав себя едва ли,

В нечто, полное простора,

В нечто, полное печали...

Окончание

Новые стихи — ИзбранноеОчеркиКритические заметки

охотничье пневматическое ружье купить на подарок

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com