ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Арсений АННЕНКОВ


 

Публикации стихов в газетах «Московский комсомолец», «Трибуна», журнале «Смена», альманахе «Поэзия» (США).

Почётный диплом литературной премии «Факел» за 2003 год.

* * *

У длинного дома, в шипящей давке

Так жадно глядят друг на друга прилавки,

Так радостен торг, слезы так ни при чём,

Что кажется, будто сейчас из-под арки

Спустится ангел, ведомый лучом,

И, прикрывая крыло плечом,

Спросит робко у ближней бабки:

«Простите, а это у вас почем?»,

Вздохнет и не купит синие плавки...

 

Вдохновение

То решительно, то несмело,

На малой скорости,

Со стороны затылочного отдела

Теменной области

Подбирается вдохновение. Его путь долог —

Столько нужно достать с высоченных полок,

Столько ингредиентов смешать на блюдце,

Столько собрать резолюций

И совершить революций,

Что лишь напрочь забытым способно оно заявляться...

Но ещё не закончишь за ним подметать-прибираться,

С близвисящих ветвей не начнут ещё критики собираться,

А оно уже где-то в пути,

След твой ищет на снежно-белом...

Долго сердцу грустить

По его разноцветным стрелам...

* * *

Родину любить — дело славное,

Временами-местами — выгодное,

Немножечко календарное,

Восторженно-допризывное,

Ведь не каждому своё знамя шить...

Но если удалось тебе полюбить

Родину, которая убивает,

Родину, которая забывает,

Родину, которая сама помирает,

Раздавленная на троих,

Родину, которая о пустом хлопочет,

Родину, которая знать не хочет

Ни тебя, ни детей твоих,

Быть по смерти тебе в Царстве Божьем,

А до смерти ходить тебе с битой рожей.

* * *

Дом в деревне. Скулы сундука

Сводит недоверчивая старость.

За окном кривые облака

Бережно несут свою усталость.

 

Тёмную скамейку клонит в сон.

Несмотря на знанье мест филейных,

Всякий раз твой клетчатый капрон

Вызывает в ней недоуменье.

 

Шторы еле помнят прежний цвет,

Стол могучий служба подкосила,

Нет здесь «завтра» и «сегодня» нет,

Всё вросло в громаднейшее «было...»

 

Будущее где-то за холмом,

За дорогой, бряцаньем калитки,

Но всё глубже цепенеет дом

От его невидимой улыбки.

 

Смерть и Поэт

Жизни-трудяге есть дело до каждого пустяка,

Но, хоть она всякий день принимает любого прохожего,

Только Смерть и Поэт, как два самых прилежных ученика,

Постоянно толкутся в её прихожей.

 

И не то, чтобы Смерть и Поэт ревновали друг к другу, нет,

Просто им в тесноте порой никуда не деться:

То вдруг Он ей отвесит двусмысленный комплимент,

То Она от избытка чувств поцелует Поэта в сердце.

 

Жизнь озабоченно выглянет из-за дверей,

Громко вздохнёт и глянет на них построже,

Втайне довольная старой привычке своей —

Двух самых въедливых, самых придирчивых учителей

Сталкивать сразу же, прямо с порога, в прихожей.

* * *

Друг мой — служащий Империи

В пиджачонке победитовом...

В человечьей бухгалтерии

Он заведует кредитами.

Он счета с моей фамилией

По всем папкам ищет-мается,

А найдёт, так цифры синие

В книгу пишет. Улыбается.

* * *

Каждое утро нам день возвращает на плечи.

И начинает скорее катить его к новому вечеру,

Не уставая шептать потревоженному сознанью,

Что день наш обычно имеет не больше общего с явью,

Чем наша обычная ночь. И возразить тут нечего.

 

Каждое утро твердит недоверчивому воображению,

Что абсолютный покой — это лучшая форма движения.

Мы посему никогда не выходим из дома,

Где та же контора — одна из немногих комнат...

И как ни спешим мы порою к себе вернуться,

А всё же стараемся до вечера не проснуться.

* * *

В перламутровом парке птицы

Гомонят утомительно складно,

В перламутровом парке солнце

По деревьям спускается вниз,

В перламутровом парке лето

Хлопотливо и ненарядно —

Всё старается к сроку исполнить

Мудрой осени каждый каприз.

В перламутровом парке дворник

Заметает алмазную крошку,

Собирает сапфиры на клумбах,

Продаёт их по медной деньге,

А едва приближается вечер,

Достаёт расписную гармошку,

И поёт свои грустные песни

О зелёной тайге.

* * *

Непогода. Ртуть дневного света

Разлита вдоль белого окна,

За окном покинутой планетой

Киснет долгожданная весна,

Три недели слышит тишина

Быстрых капель микро-кастаньеты...

 

Дождь, что ночью шелестит сонеты

О скитаньях пилигримов-туч,

Днем, как содержание газеты,

Снова усыпляюще-кипуч.

 

Лист газетный (с обещаньем солнца

В рубрике прогноза) так же сер,

Так же стойко спит на дне колодца

В сырости активных полумер.

* * *

Проводить ещё раз облака

От крестов до слепящего круга,

Не заметить куда, с каблука

Вдруг вспорхнув, улетела супруга...

Потеряв невесомую нить,

Поклониться бетонному своду,

Чтобы снова в метро пережить

Неподдельную близость к народу...

* * *

В долг до вечера брать у великого и чепухи

Пусть меня не отучит грядущая многая лета,

Пусть учебники врут, что поэт сочиняет стихи,

Пусть он сам не забудет — стихи сочиняют поэта.

Я не просто хорошую строчку ищу —

Душу я под хорошую строчку ращу.

И всего-то имею времени я —

До будущего стихотворения.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com