ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил АКИМОВ


Об авторе. Содержание раздела

КОГО СЧИТАТЬ ПИСАТЕЛЕМ?

Человек, который умеет читать и писать, должен определиться, чего же он всё-таки хочет: читать или писать?

А. Кнышев.

 

Не слабый вопрос, правда? (Это я о заголовке статьи). А вот ответы на него почему-то получаются слабые... И даже уважаемый мною господин Ожегов, чётко и уверенно в своём «Словаре русского языка» поясняющий, что такое «темля» и «веленевый», дойдя до этого слова, начинает юлить и бормотать что-то невнятное: писатель, мол, — это человек, пишущий художественные литературные произведения. Пояснил, называется! Художественные — это какие? У него же: «художественный» — имеющий отношение к искусству. Ладно, мы люди не ленивые, смотрим, что такое искусство: «Искусство — отражение действительности в художественных образах»... Замкнулся круг.

Один из знакомых мне по Инету авторов однажды брякнул: писатель — это член Союза писателей, и нечего здесь мудрить! Расстроился я тогда очень. Жаль стало таких не членов Союза, как Лермонтов, Фолкнер, Хайнлайн, Саймак и сотен других, которых миллионы читателей по ошибке, не зная этой формулировки, продолжают считать писателями. Не прокатывает и «человек, профессионально занимающийся литературным писательским трудом», ибо как же тогда быть с Виктором Викторовичем Конецким?

Жуткое дело. Видишь, например, человек улицу метёт — ясно, дворник. Слышишь, говорит: «Иванов, марш домой за родителями!» — учитель. Чувствуешь, хватает тебя за шиворот и мордой на капот — омоновец. А если человек просто сидит и пишет, кто он? Кляузник? Фининспектор? Студент? Или всё-таки этот... как его... писатель?

И ведь даже если заглянешь, ЧТО именно он пишет, ни шиша это не прояснит. «Созрели вишни в саду у дяди Вани» — это может быть

 

1. записка пацанам: мол, как стемнеет — так сразу и идём;

2. шифрограмма Юстаса Алексу: «У нас всё готово, можно начинать»;

3. заявка на предоставление автотранспорта для вывоза готовой сельскохозяйственной продукции;

4. начало первого куплета блатной песни;

5. фраза из письма родителей сыну сразу после слов «У нас всё хорошо»

 

и ещё мало ли чего, включая начало новой главы какого-нибудь действительно

художественного литературного произведения.

 

В общем, похоже, что пока сам за это не возьмёшься, никто тебе ничего не растолкует. Ладно, попробую: «Писатель — это человек, который пишет жанровые литературные произведения, и их кто-то читает: не по принуждению, не по обязанности, а сугубо по собственному желанию». Послушайте, но ведь тогда получается, что писатели — это мы? Вон оно как всё повернулось...

Словом, с этим разобрались, вопрос следующий: для чего мы пишем? (Ух ты, здорово у меня сегодня получается не слабые вопросы задавать)! Ставлю свою зарплату против чьей-нибудь другой, что если спросить об этом любого из нас, мы сразу же начнём хитрить. Не то, чтобы во всём, но всей правды не скажем. Потому что писательство — это очень интимное дело. Вдвоём-вдесятером можно яму копать или забор на даче ремонтировать — так даже лучше получается. А писатель всегда один; даже — не побоюсь этого слова — одинок (ссылки на ИльфПетров и братья Стругацкие не проходят; у них тоже писал один, а второй только записывал; в лучшем случае — в обсуждении участвовал), так каково это — выложить всем, как на духу: я, мол, пишу для того-то и того-то? «Кем работаешь»? — спросят у нас, и мы без всяких внутренних комплексов ответим: «Слесарем (врачом, учителем, вагоновожатым)». «Ну, а чем в свободное время занимаешься»? — «Рассказы (стихи, романы) пишу», — мысленно говорим мы, а вслух, пожав плечами: «Да ничем особенным»! (Когда я на почте забирал бандероль — авторский экземпляр журнала с первым моим опубликованным рассказом, — подошёл друг: «Чего это у тебя»? — «Книжка», — сказал я и очень обрадовался, что новых вопросов не последовало). Так может, писательство — это какое-то постыдное ремесло, что-то вроде вышивания крестиком для мужчин или работы молотобойцем в кузнечном цеху — для женщин? Вроде бы, и нравится, и не всякому расскажешь?

Думаю, что дело, конечно же, в другом. Каждый из нас расценивает это слово — писатель — не как обозначение представителя определённой профессии, а как звание, которое ещё только предстоит заслужить...

Ох, сколько стало в Инете литературных сайтов! Не случайно ведь, значит, пользуются спросом. Время от времени получаю приглашение на какой-нибудь вновь открывшийся. Захожу посмотреть — интересно же. Иногда встречаю кого-то из знакомых, иногда — нет. Но общая тенденция: почти все публикуются под псевдонимами. Это что, продолжение мысли «ещё только предстоит заслужить» или боязнь, что знакомые уличат в постыдном? Сложный это вопрос, кстати. Я, например, как читатель испытываю больше доверия к автору, который публикуется под настоящим именем. Психология: не прячется за псевдонимом — значит, готов нести полную ответственность за то, что написал. И напротив: ну что, думаю, интересного, может сказать мне laskovyi bes (встретил сегодня на одном из сайтов)? Но вывод из этого напрашивается интересный: авторов в Инете — не меряно, но поскольку большинство пишет под псевдонимами, значит, явно не для того, чтобы добиться известности.

Так для чего же? Чтобы как-то спровоцировать других, отвечу сначала сам (всей правды, как и предупреждал, не скажу): пишу, потому что считаю, что мне есть, что сказать; что знаю что-то, чего, кроме меня, не знает никто; пишу потому, что мне это нравится и, наконец, пишу потому, что не могу не писать (правда, уже несколько месяцев, как могу: так и не пишу же — статья не в счёт).

Не в силах больше мучиться неразрешимым вопросом — а кто же я всё-таки такой? — я решил прямо и откровенно спросить об этом у Интернета: набрал в Яндексе и Гугле «Михаил Акимов» и нажал «Найти». Ссылок на разные ресурсы получил немало, и единодушия у них не было. Я узнал, что я:

1. Писатель

2. Непризнанный писатель

3. Современный русский писатель

4. Автор.

Вот последнее нравится мне меньше всего. Во-первых, слово «автор» лучше бы вообще не трогать, ибо оно появилось в русском языке в результате этимологической ошибки: пришло через польское autor из латинского auctor: «тот, кто помогает, содействует». И даже если отбросить этимологию и принять во внимание только сложившееся значение — всё равно ничем не лучше, ибо это слово безлико и не указывает на род деятельности этого самого автора: автор есть у любой созданной вещи, в т. ч., у изготовленной табуретки, письма в редакцию газеты «Домохозяюшка» или скабрезного рисунка на стене общественного туалета.

Удивительно притягателен писательский труд! В том же Инете писателей — по тыще штук на каждого читателя. Наверное, дело в том, что это — самый верный способ открыть миру себя: свои мысли, идеи, мироощущение. Всё-таки у художников и музыкантов это не получается так полно и конкретно. Но ведь и тру-у-дно же! На всю жизнь я запомнил приветствие, которым обменивались при встрече члены литобъединения «Серапионовы братья»:

— Здравствуй, брат! Писать очень трудно...

Песни нашего двораЛитература будущего: кто представляет, какая она?Грядет эра дилетанта?Для чего на свете женщины — Кого считать писателем?Роль потолка и пальца в написании литературных произведений

РассказыПовести и романыСтатьи — СтихотворноеКараоке от АкимоваВернисаж от Акимова

Об авторе. Содержание раздела

Качественные трансформаторные подстанции реализация в Пензе с нашей помощью.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com